Асцит при раке яичников прогноз


Асцит при раке яичников: сколько живут, на разных стадиях, прогноз, лечение

Часто рак яичников осложняется асцитом. Он может развиваться на любой стадии недуга. Патология проявляется в виде отека нижней части живота, конечностей и наружных половых органов. В жидкости, заполняющей определенную зону, содержится очень много клеток, которые приводят к некрозу тканей и распространению заражения.

Что это такое?

Среди женских общих патологий онкология яичников является не самой распространенной, но серьезной. Процент выживаемости пациенток низкий, поскольку зачастую диагностика происходит на поздних стадиях.

Нередко в гонаде злокачественного новообразования образуется асцит. Если рассматривать с точки зрения физиологии, в брюшной полости находится постоянно циркулирующая жидкость. Когда лимфатические узлы поражаются, процесс нарушается и происходит накапливание эксудата. В результате живот у женщины резко увеличивается.

Внимание! Причиной нарушения стандартного процесса становится злокачественная опухоль. Она провоцирует неправильную работу листков брюшины, а сама зараженная жидкость разносит метастазы по организму.

В брюшине все органы находятся близко друг к другу. Также все они имеют контакт с жидкостью.

Выделяют несколько факторов, из-за которых развивается асцит:

  1. закупорка лимфоузлов раковыми клетками,
  2. кровеносные сосуды меняют показатели проницаемости,
  3. в брюшине усиливается функция секреции,
  4. метастазы расположены рядом с ключевыми органами и тканями.

Когда у пациентки выявляется третья стадия рака, то метастазы будут находиться в брюшине. При любом прогнозе асцит как осложнение при онкологии требует лечения.

Симптомы асцита при раке яичников

Еще до того, как женщина начинает замечать, что ее живот увеличился в размере, она чувствует дискомфорт в области яичников.

Также у нее фиксируются чувство распирания.

Некоторые путают признаки с симптомами нарушения кишечной деятельности, но на самом деле это не так.

На этой стадии визуально живот еще не увеличен, но, надевая одежду, девушка замечает, что она становится мала. Особое внимание падает на расширенную талию. Некоторые на приеме у врача жалуются, что становится трудно самостоятельно обуваться или даже просто наклониться. Спустя время появляется отдышка, даже если отсутствует физическая нагрузка.

Когда о раке уже известно, то эти симптомы помогают понять, что заболевание прогрессирует. Скорее всего, будет диагностирована третья стадия.

Итак, общие симптомы асцита следующие:

  1. боль в животе, его вздутие,
  2. нарушения в работе ЖКТ,
  3. запор,
  4. женщина может худеть, ее вес увеличивается из-за жидкости, попавшей в брюшину,
  5. образование пупочной грыжи,
  6. выпадение прямой кишки,
  7. появление геморроя,
  8. скопление газов,
  9. признаки интоксикации,
  10. затрудненное дыхание,
  11. при употреблении маленького количества пищи появляется чувство насыщения.

Акушер-гинеколог Стаж 5 летРекомендуется посетить кабинет гинеколога при наличии таких симптомов. После первичного осмотра врач должен направить больную на обследование к онкологу. Точный диагноз ставится после получения анализов и результатов УЗИ.

Возможные осложнения

Если заболевание прогрессирует, то может появиться ряд осложнений, которые нередко приводят к смерти пациентки в случае отсутствия своевременного и правильного лечения.

Речь идет о следующих факторах:

  1. воспаление брюшной полости. Видимого дефекта здесь не наблюдается. Бактериям просто открывается путь в брюшину через стенки петель кишечника. Осложнение может быть в виде перитонита.
  2. Сердечная недостаточность. В брюшной полости скапливается огромное количество жидкости, что приводит к сдавливанию кровеносных сосудов. В результате кровь может перестать попадать туда. Медленное протекание асцита заставляет активироваться в сердце компенсаторные механизмы, которые заключаются в нарастании волокон мышц. Когда осложнение развивается быстро, сердце не хватает времени оперативно приспособиться к новой нагрузке.
  3. Гидроторакс. Под этим термином понимают скопление в грудной клетке жидкости. Она переходит в сосуды диафрагмы, а это затрудняет дыхание.
  4. Дыхательная недостаточность. Это состояние развивается на фоне ограничения функционирования диафрагмы по причине повышения давления. Если не обращать внимания на проблемы, то появится одышка, синюшность наружных покровов, снижению уровня кислорода в крови.
  5. Диафрагмальная грыжа. Орган или ткань из-за дефекта диафрагмы выпячивается. Тогда давление в брюшине начинает расти. Выпячиваться могут кишечные петли, желудок или серозная оболочка.
  6. Кишечная непроходимость. Она развивается на фоне сдавливания петель. Выше этого места начинают скапливаться каловые массы, наблюдается усиленная моторная активность кишечника, выливающаяся в боли в животе. Нередко может наступить паралич кишечника.

Важно! Чтобы не допускать осложнений, нужно обратиться к врачу для назначения должного лечения.

Как протекает асцит при раке яичников?

Асцит при раке яичников обычно протекает в четыре стадии:

транзиторный. Здесь количество транссудата фиксируется на уровне 400 миллилитров. Диагностируется патология на МРТ и УЗИ. Симптоматика в основном отсутствует, поскольку внутренние органы продолжают выполнять свои ключевые функции.

Не угрожает жизни пациентки,

  1. умеренный. В этом случае объем жидкости порой достигает уровня четырех литров. Определяется она при перкуссии,
  2. напряженный. Показатель увеличивается до 10 — 15 литров. Состояние больной оценивается как крайне тяжелое, она нуждается в оперативной госпитализации. На этом этапе происходит нарушение в работе внутренних органов,
  3. рефрактерный. Прогноз на данной стадии весьма неблагоприятный. Живот постоянно растет в объеме, несмотря на лечение.

Независимо от стадии протекания, эффективную терапию может назначить только профильный специалист.

Диагностика асцита

Сначала доктор проводит опрос пациентки, в ходе которого фиксирует все симптомы. Далее он переходит к осмотру:

  1. прощупывается брюшная стенка,
  2. слушается живот фонендоскопом,
  3. выполняется простукивание,
  4. гинекологический осмотр.

Справка! Обычно живот напоминает форму шара, нередко нижняя часть свисает, а пупок выпучен наружу.

При простукивании прибором звук будет казаться тупым, а при прослушивании врач отметит затихание кишечных шумов.

Инструментальные и лабораторные методы:

  1. УЗИ: с помощью исследования врач выявляет наличие свободной жидкости в брюшине,
  2. лапароскопия брюшной полости. Позволяет узнать, в каком состоянии находятся внутренние органы, взять биоматериал на анализ,
  3. лапароцентез. Выполняется под местной анестезией. Хирург делает прокол, если имеется жидкость, она вытекает. Этим и подтверждается диагноз,
  4. скрининг органов грудной клетки. Тут отслеживаются изменения сердечной деятельности,
  5. КТ и МРТ брюшной полости (в редких случаях),
  6. сдача биохимического анализа крови для определяния уровня белков,
  7. коагулограмма. Позволяет изучить характеристики свертывания крови,
  8. определение в венозной крови уровня фетопротеина, чтобы выявить поражение печени,
  9. исследование жидкости под микроскопом.

Когда лечение уже начато, врач должен постоянно контролировать вес пациентки. За сутки потеря составляет 500 граммов. Принимается во внимание дневной рацион и объем жидкой пищи.

Планируете идти к врачу?ДаНет

Лечение асцита при раке яичников

Удалить свободную жидкость не сложно, но причины асцита останутся. Общие назначения являются следующими:

  1. постельный режим,
  2. специальная диета,
  3. в отдельных случаях ограничивается прием жидкости до литра в сутки.

Лечение необходимо начать как можно раньше — рекомендованный период после постановки диагноза составляет две недели. В противном случае не исключены осложнения. Основные способы лечения следующие:

  1. консервативное. Используются диуретические средства для уменьшения экссудата.
  2. Лапароцентез. Он представляет собой малоинвазивную операцию, где все манипуляции проводятся под контролем УЗИ. С помощью установленного дренажа вытекает всё лишнее. Однако присутствует риск образования спаек, метеоризм.
  3. Полостная операция.

Еще одним видом лечения выступает химиотерапия, которая помогает подавить рост раковых клеток. Также улучшается процесс всасывания жидкости. Способ эффективен в 40 — 60% случаях.

Дополнительные методы:

  1. инфузиозная терапия,
  2. повышение иммунитета,
  3. радиотерапия.

Важно! Улучшить состояние больной поможет правильное питание.

Наряду с традиционной применяются методы народной медицины:

  1. стручковая фасоль,
  2. петрушка,
  3. сушеные корни дягиля,
  4. мать-и-мачеха.

Использование травяных отваров служит поддержкой основных методов, их нельзя употреблять в качестве основных терапевтических средств.

Общий прогноз при асците

Асцит при раке яичников во многом усугубляет течение заболевания. Нередко он приводит к таким последствиям:

  1. проблемы с сердцем,
  2. перитонит,
  3. обильные маточные кровотечения,
  4. респираторная недостаточность.

Процесс лечения затрудняется, если пациентке больше 60 лет. Здесь может наблюдаться цирроз печени, низкое давление, сахарный диабет, в результате метастазы будут распространяться быстрее.

Сколько живут пациентки? Прогноз зависит от стадии прогрессирования заболевания. Третья стадия, осложненная асцитом, характеризуется пятилетней выживаемостью у 11% пациенток. На последней стадии количество снижается до 4%.

Таким образом, асцит — скопление лишней жидкости в брюшной полости, которое приводит к большому количеству осложнений. Если не лечить патологию, не исключен летальный исход. Терапию должен проводить гинеколог и онколог.

Процент выживаемости пациенток гораздо выше на начальных стадиях рака.

Загрузка...

Асцит при распространенном раке яичников

На оптимальные терапевтические вмешательства влияют многие факторы. Целью является паллиативная помощь значительному числу пациентов; только в избранной подгруппе он улучшает выживаемость [29].

4.1. Немедикаментозное лечение асцита

Хирургическое лечение злокачественного асцита включает множество различных вариантов, каждый из которых имеет определенную степень эффективности, но не лишен рисков [30]. Очень мало исследований посвящено пользе и вреду различных хирургических вмешательств для оттока жидкости внутри брюшины.Многочисленные вопросы, например, как долго должен оставаться дренаж на месте, следует ли заменять объем дренированной жидкости внутривенно, следует ли зажимать дренаж для регулирования дренажа жидкости и нужно ли регулярно регистрировать какие-либо особые жизненно важные наблюдения, остаются частично. без ответа [31]. Наиболее распространенным хирургическим вариантом дренирования асцита является абдоминальный парацентез, за ​​которым в последние годы установили постоянные туннельные катетеры (PleurX®) и перитонеально-венозные шунты.

4.1.1. Парацентез

Парацентез (дренаж жидкости иглой) - это эффективная и широко используемая процедура для лечения резистентного к лечению рецидивирующего злокачественного асцита [32]. Он может обеспечить хорошее краткосрочное облегчение симптомов до 90% госпитальных случаев, хотя его также можно предложить в качестве процедуры в дневном стационаре [33].

Процедура заключается в установке тонкой трубки в брюшную полость для отвода асцитической жидкости. Процедуру можно выполнить сразу, но, особенно при парацентезе большого объема, катетер может оставаться на месте в течение нескольких часов, а иногда и дней [31].Объем сливаемой жидкости может варьироваться в зависимости от общего состояния пациента от нескольких литров до максимум 20 л [30]. Осложнения процедуры могут включать перитонит, сепсис, висцеральные травмы, кровотечение и подтекание жидкости. Более того, особенно при дренировании большого объема или повторных процедурах, парацентез может быть связан со значительно более высокой частотой гипотензии и почечной недостаточности [32, 34].

Обычно внутривенное восполнение жидкости не требуется при парацентезе с удалением менее 5 л, но это зависит от клинического состояния пациента [32].Однако в некоторых сообщениях предлагается использовать 5% раствор декстрозы во время процедуры, чтобы избежать эпизодов тяжелой гипотензии [30, 34]. Нет никаких доказательств того, что инфузия альбумина полезна во время парацентеза при злокачественном асците, хотя многие исследования, посвященные асциту, связанному с циррозом, продемонстрировали большую пользу инфузии альбумина (6–8 г на литр удаленного асцита) для поддержания внутрисосудистого объема [30].

4.1.2. Перитонеально-венозное шунтирование

Обычные перитонеально-венозные шунты отводят асцит из брюшной полости в верхнюю полую вену и имеют односторонний клапан, предотвращающий отток крови [32, 34].Они редко используются из-за высокого уровня осложнений, таких как окклюзия, инфекция, коагулопатия и широкое распространение злокачественных клеток [35]. Единственное преимущество по сравнению с другими методами связано с сохранением электролитов и белков, сохранением жидкостного баланса организма [30, 32]. Обычно используются два шунта: старый LeVeen и самый последний шунт Denver, которые требуют разного давления для открытия клапанов [32, 36].

Противопоказания к установке шунта следующие: застойная болезнь сердца или почечная недостаточность из-за значительной гемодилюции и перегрузки объема крови, вызванной шунтом, портальная гипертензия и тяжелые нарушения плеврального выпота и свертывания крови [35].

Новый тип техники, автоматизированная помпа для асцита с низким потоком, дренирует асцит из брюшной полости в мочевой пузырь. Это новое устройство кажется эффективным (хотя и испытано только на пациентах с заболеваниями печени) для облегчения симптомов, хотя данные о безопасности (особенно связанные с смещением катетера и инфекциями) являются лишь предварительными [37].

4.1.3. Катетерный дренаж

В случаях рецидивирующего или рефрактерного злокачественного асцита, когда требуется частый парацентез, пациентам может быть полезен постоянный катетер [32].Это устройство обеспечивает легкий и самостоятельный дренаж, устраняя необходимость в госпитализации и частом парацентезе. Наиболее распространенными постоянными катетерами являются туннельные катетеры PleurX®, Tenckhoff, Port-a-Cath и петлевые катетеры типа cope [30, 38]. Большинство авторов предпочитают туннельные катетеры из-за большей стабильности (более высокая проходимость в долгосрочной перспективе и вероятность успеха) и более низкой скорости инфицирования [30, 39]. Недавние испытания показали, что у нетуннелированных катетеров риск развития перитонита составляет 21–34% по сравнению с 4 катетерами.4% с туннельным методом Tenckhoff и 2,5% с туннельным PleurX® [30].

Катетер может быть установлен под контролем УЗИ или КТ в случаях особых анатомических состояний или широко распространенного карциноматоза [30]. При установке катетера рекомендуется антибиотикопрофилактика [39]. Пациентам следует рекомендовать сливать жидкость достаточно часто, чтобы избежать развития напряженного асцита, обычно один или два раза в неделю. Внутривенное восполнение жидкости и / или добавление альбумина показано в зависимости от клинических условий и объема асцита [30, 39].

Профили безопасности и рентабельности туннельных катетеров для лечения рецидивирующего злокачественного асцита были продемонстрированы в нескольких обсервационных исследованиях [38, 40].

4.2. Фармакологическое лечение асцита

Если злокачественное заболевание пациента чувствительно к химиотерапии, может быть достигнуто уменьшение образования асцита и облегчение симптомов. Однако большинство пациентов с асцитом уже прошли лечение несколькими линиями лечения, и их заболевание стало невосприимчивым к химиотерапии, и карциноматоз, возможно, не поддается хирургическому вмешательству.Для таких пациентов в ЕС не одобрена фармакологическая терапия, кроме катумаксомаба. Эффективность других лекарств для лечения асцита изучалась в нескольких исследованиях, при этом большинство методов лечения изучались в небольших сериях.

4.2.1. Катумаксомаб

Катумаксомаб (Removab®; Fresenius Biotech) был одобрен в 2009 году Европейским медицинским агентством (EMA) для внутрибрюшинного лечения злокачественного асцита у взрослых с EpCAM-положительными карциномами, где стандартная терапия недоступна или более неосуществима [41 ].Катумоксомаб представляет собой трифункциональное гибридное моноклональное антитело крысы и мыши, которое специфически направлено против молекулы адгезии эпителиальных клеток (EpCAM) и антигена CD3 (рис. 4). Антиген EpCAM (CD326) сверхэкспрессируется при эпителиальном раке яичников серозного (68%), эндометриоидного (82%), светлоклеточного (92%) и муцинозного (49%) гистологических подтипов. EpCAM коррелирует с более низкой общей выживаемостью [42]. Более 80% больных раком яичников имеют сверхэкспрессию EpCAM в опухолевых клетках, присутствующих при асците [43]. Сообщалось, что EpCAM инициирует пролиферацию клеток, активируя онкоген c-myc, и снижает противоопухолевый иммунитет, блокируя презентацию антигена в дендритных клетках [44, 45].Мезотелиальные клетки не экспрессируют EpCAM на своей поверхности, поэтому катумаксомаб, наносимый в брюшную полость, специфически нацелен на эпителиальные опухолевые клетки, но не на нормальную ткань. CD3, как второй антиген, экспрессируется в зрелых Т-клетках как компонент рецептора Т-клеток. Третий функциональный сайт связывания в Fc-области катумаксомаба обеспечивает взаимодействие с дополнительными иммунными клетками (макрофагами, дендритными клетками и NK-клетками) через рецепторы Fcγ. Из-за связывающих свойств катумаксомаба опухолевые клетки и иммунные эффекторные клетки находятся в непосредственной близости, и могут возникать сложные «перекрестные помехи» между Т-клеткой и дополнительной клеткой, которые включают цитокины и костимуляторную передачу сигналов, необходимых для каскада активации Т-клеток, что приводит к убийство опухолевых клеток [41].

Рисунок 4.

Схематическая структура катумаксомаба.

Клиническая эффективность катумаксомаба при лечении злокачественного асцита была продемонстрирована в двух клинических исследованиях: исследовании фазы I / II (STP-REM-01) и исследовании фазы II / III (IP-REM-AC-01). ) [41]. В первом исследовании лечение привело к значительному снижению скорости асцитного потока с медианы 105 мл / ч на исходном уровне до 23 мл / ч через 1 день после четвертой инфузии. Двадцать два из 23 пациентов не нуждались в парацентезе между последней инфузией и окончанием исследования.Мониторинг количества опухолевых клеток выявил среднее снижение до 99,9% EpCAM-положительных злокачественных клеток при асците. В базовом исследовании 129 пациентов с раком яичников с рецидивирующим симптоматическим злокачественным асцитом были рандомизированы для лечения катумаксомабом (в виде четырех 6-часовых инфузий ip в дни 0, 3, 7 и 10 в дозах 10, 20, 50 и 150). мкг соответственно) плюс только парацентез или парацентез (контрольная группа). Среднее время до следующего парацентеза было значительно дольше для катумаксомаба с парацентезом, чем для одного парацентеза: 77 против 13 дней (P <0.0001) [41].

Профиль безопасности катумаксомаба был установлен на основе пяти завершенных исследований (STP-REM-01, IP-REM-AC-01, IP-REM-PC-01-DE, AGO-Ovar-2.10 и IP-REM-PK- 01-EU) [41]. Всего 258 пациентов прошли курс лечения i.p. Катумаксомаб был назначен пациентам, а 207 (80%) пациентов завершили курс лечения, что свидетельствует о хорошей переносимости препарата. Катумаксомаб может вызывать симптомы, связанные с местным и системным высвобождением цитокинов: гипертермию, тошноту и рвоту. У 48% пациентов сообщалось о боли в животе, что отчасти считается следствием действия i.п. способ введения. Все упомянутые нежелательные лекарственные реакции (НЛР) полностью обратимы. Сто двадцать семь (49%) пациентов имели по крайней мере одну НЛР 3/4 степени в соответствии с критериями терминологии нежелательных явлений (CTCAE). Боль в животе, гипертермия и рвота были наиболее частыми симптомами нежелательной реакции 3 степени. Нежелательные реакции 4 степени были единичными (1%), в основном связанными с прогрессированием основного злокачественного заболевания, такого как кишечная непроходимость. У 1% пациентов в течение 24 часов после инфузии катумаксомаба наблюдались симптомы синдрома системного воспалительного ответа (SIRS), такие как тахикардия, лихорадка и одышка.Эти реакции проходят при симптоматическом лечении. Такие состояния, как гиповолемия, гипопротеинемия, гипотензия, декомпенсация кровообращения и острая почечная недостаточность должны устраняться перед каждой инфузией. Поскольку пациенты с тяжелой печеночной или почечной недостаточностью не обследовались, лечение этих пациентов следует рассматривать только после тщательной оценки соотношения польза / риск. Катумаксомаб потенциально иммуногенен при введении людям. В клинических исследованиях почти у всех пациентов (94%) развились человеческие антитела против мышиных (HAMA) или человеческие антитела против крыс (HARA) через 1 месяц после последней инфузии; однако пациенты, у которых развились HAMA через 8 дней после четвертой инфузии, показали лучший клинический результат, измеренный по выживаемости без пункции, по сравнению с HAMA-отрицательными пациентами, что позволяет предположить, что развитие HAMA может быть биомаркером ответа на катумаксомаб.Реакций гиперчувствительности не наблюдалось [41].

4.2.2. Другие иммунологические подходы

Свидетельства, позволяющие предположить, что иммунологический подход к лечению злокачественного асцита при ОК может быть эффективным, наблюдались в небольших исследованиях внутрибрюшинного введения триамцинолона (кортикостероида длительного действия), интерферонов и TNFα [10, 46].

Интерферон альфа-2b (IFNα-2b), вводимый i.p. , вставленный с катетером 9-French, оценивалась в исследовании Sartory et al.У 12 из 41 пациента был ОК. Полный ответ (отсутствие рецидива жидкости) в течение 30 дней после лечения (шесть курсов с интервалом в 4 дня по шесть или девять миллионов единиц в зависимости от массы тела) наблюдался у 65% пациентов с ОК. Жидкость снова накапливалась через 11,4 дня до и через 70,5 дней после лечения. Побочные эффекты включали симптомы гриппа, рвоту и инфицирование стафилококком (у двух пациентов). Если после первых трех курсов нет ответа, лечение следует прекратить [47].

TNFα, установленный в брюшной полости пациентов с прогрессирующим ОК на 24–48 часов (процедура была повторена на 8 день в дозе 0,08–0,014 мг / м. 2 ), оценивалась в исследовании Kaufmann et al. Продукция асцита подавлялась или снижалась до минимума в течение как минимум 4 недель у 87% пациентов. Лечение не было эффективным у пациентов со злокачественным асцитом из-за муцинозного ОК. Пациенты часто страдают гриппоподобными симптомами, которые можно уменьшить, приняв индометацин или парацетамол перед инфузией [47].

4.2.3. Бевацизумаб

Бевацизумаб (Авастин®, Genentech, Inc., член группы Roche) был одобрен как внутривенно. в 2014 г. Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) и EMA в сочетании с паклитакселом, топотеканом или пегилированным липосомальным доксорубицином для лечения взрослых пациентов с рецидивирующим эпителиальным раком яичников, устойчивым к химиотерапии, содержащей платину. Бевацизумаб представляет собой гуманизированное моноклональное антитело, направленное против фактора роста эндотелия сосудов (VEGF).Бевацизумаб связывается с VEGF и тем самым предотвращает связывание VEGF с его рецепторами Flt-1 (VEGFR-1) и KDR (VEGFR-2) на поверхности эндотелиальных клеток. Нейтрализация биологической активности VEGF регрессирует васкуляризацию опухолей и ингибирует образование новой сосудистой сети опухоли и, таким образом, тормозит рост опухоли. Интересно, что задержка роста опухоли, индуцированная антителом против VEGF, в основном объясняется блокировкой развития асцита и проницаемости сосудов и, в меньшей степени, ингибированием ангиогенеза, индуцированного VEGF [7].

Одобрение бевацизумаба в США и ЕС было основано на результатах исследования III фазы AURELIA, в котором участвовала 361 женщина с рецидивирующими, резистентными к платине ОК, которые получали химиотерапию или бевацизумаб в сочетании с химиотерапией. В подгруппе пациентов с исходным асцитом отсутствие парацентеза после приема первой дозы бевацизумаба свидетельствует о том, что добавление бевацизумаба к химиотерапии улучшило контроль асцита [48]. Бевацизумаб был связан с серьезными (но редкими) побочными эффектами, и использование бевацизумаба остается значительно более дорогим, чем цитотоксическая терапия.Таким образом, выявление прогностических клинических и биологических факторов, которые можно использовать для отбора пациентов с большей вероятностью клинического улучшения, остается высоким приоритетом. Используя данные фазы III исследования GOG218 (группа гинекологической онкологии), был исследован асцит как прогностический фактор и как предиктор эффективности бевацизумаба при поздних стадиях ОК. В многофакторном анализе выживаемости асцит был прогностическим признаком низкой общей выживаемости (ОВ), но не выживаемости без прогрессирования (ВБП). При прогностическом анализе у пациентов без асцита, получавших бевацизумаб, не наблюдалось значительного улучшения ни ВБП, ни ОВ, тогда как у пациентов с асцитом, получавших бевацизумаб, значительно улучшалась ВБП (p <0.001) и OS (p = 0,014). Эти данные подтверждают правдоподобное биологическое обоснование того, что пациенты со злокачественным асцитом имеют рак с фенотипом, характерным для фазы инициации ангиогенеза, и, следовательно, с большей вероятностью будут отвечать на терапию против VEGF. Если бы эти результаты могли быть подтверждены с помощью аналогичного анализа данных одного или нескольких независимых рандомизированных исследований III фазы, клиническое определение злокачественного асцита могло бы стать простым и экономичным способом отбора пациентов с наибольшей вероятностью пользы от бевацизумаба.Однако возможно, что объем асцита может быть более надежным предиктором степени пользы от терапии, направленной на VEGF [49].

Также изучалось внутрибрюшинное введение бевацизумаба, хотя только очень немногие пациенты с ОК со злокачественным асцитом получали этот способ введения. У всех пациентов асцит разрешился после однократного введения i.p. доза (5 мг / кг) без повторного накопления или повторного парацентеза в течение среднего периода наблюдения> 2 месяцев. Более того, побочных эффектов 2–5 степени не наблюдалось [50].Чтобы оценить большой потенциал, предложенный доклиническими данными и отчетами о клинических случаях для i.p. бевацизумаб, клинические испытания должны быть проведены в отношении безопасности лечения, особенно для паллиативного лечения асцита. Бевацизумаб может иметь потенциальное преимущество, так как его можно использовать у пациентов с пониженной работоспособностью [47].

4.2.4. Афлиберцепт (VEGF-TRAP)

Афлиберцепт (Залтрап®, группа Санофи-Авентис) был одобрен для лечения метастатического колоректального рака у взрослых, который является резистентным или прогрессировал после схемы, содержащей оксалипатин.Афлиберцепт, также известный как ловушка VEGF (он связывается с VEGF, улавливая его и подавляя его) в научной литературе, представляет собой гибридный белок, содержащий часть человеческого рецептора VEGF Fit-1 (VEGFR-1) + KDR (VEGFR-2). внеклеточные домены, слитые с Fc-частью человеческого IgG. Афлиберцепт связывается с VEGF-A, VEGF-B и фактором роста плаценты (PIGF). Действуя как ловушка лиганда, афлиберцепт предотвращает связывание эндогенных лигандов с их родственными рецепторами и тем самым блокирует передачу сигналов, опосредованную рецепторами. VEGF-A действует через VEGFR-1 и VEGFR-2, присутствующие на поверхности эндотелиальных клеток.PIGF и VEGF-B связываются только с VEGFR-1, который также присутствует на поверхности лейкоцитов. Чрезмерная активация рецепторов VEGF-A может привести к патологической неоваскуляризации и чрезмерной проницаемости сосудов. PIGF также связан с патологической неоваскуляризацией и привлечением воспалительных клеток в опухоли [51]. В дополнение к утвержденным показаниям афлиберцепт продемонстрировал способность уменьшать образование асцита у пациентов с запущенными эпителиальными ОК [10, 52, 53]. В доклинических моделях ксенотрансплантатов афлиберцепт подавлял рост опухоли, ангиогенез, снижал плотность кровеносных сосудов и подавлял метастазы [10].Безопасность и эффективность афлиберцепта при введении в / в. в дозировке 4 мг / кг каждые 2 недели был протестирован в двухфазных клинических испытаниях у пациентов с химиорезистентными поздними стадиями ОК и рецидивирующим симптоматическим асцитом [52, 53]. В рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом параллельном исследовании прошли лечение 29 пациентов. Среднее время до парацентеза было значительно ( p = 0,0019) больше в группе афлиберцепта (55,1 дня), чем в группе плацебо (23,3 дня). Двум пациентам, получавшим афлиберцепт, парацентез не требовался в течение 6 месяцев.Наиболее частыми побочными эффектами 3 или 4 степени были одышка, усталость или астения и обезвоживание. Частота смертельной перфорации желудочно-кишечного тракта была выше при приеме афлиберцепта (перфорация трех кишечников), чем при приеме плацебо. Несмотря на эффективность афлиберцепта в уменьшении количества злокачественных новообразований, авторы признают, что ограничением этого лечения является риск значительных осложнений, связанных с перфорацией кишечника у пациентов с очень далеко зашедшими ОК. Таким образом, преимущества афлиберцепта перед бевацизумабом неясны [53].

4.2.5. Ингибиторы матриксных металлопротеиназ (MMPI)

MMP, в основном MMP9, играют роль в высвобождении биологически активного VEGF и, следовательно, играют роль в образовании асцита. Батистамат, мощный обратимый ингибитор широкого спектра ММП, был разработан и, как было показано, устраняет асцит при введении i.p. для асцита мышей, вторичного по отношению к ксенотрансплантату карциномы яичника; лечение сопровождалось увеличением выживаемости в 6,5 раза [54]. Шестнадцать пациентов с ОК (из 23) были включены в исследование фазы I i.п. Прием батистамата после дренирования асцита. Прогнозируемая выживаемость пациентов составляла 1 месяц или более. Из 23 пациентов в исследовании 16 не потребовали повторного дренирования в течение 28 дней после первоначального лечения. Пять из 23 пациентов не накопили повторно асцит и не умерли в течение 112 дней после приема препарата. Семь пациентов умерли без повторного накопления асцита. Неблагоприятные эффекты, которые, по крайней мере, возможно, были связаны с лечением, наблюдались у 16 ​​пациентов, наиболее частыми из которых были утомляемость, лихорадка, рвота и боли в животе [46].Ингибиторы ММП могут потребовать дальнейшего изучения.

4.2.6. Внутрибрюшинная химиотерапия

Внутрибрюшинная химиотерапия - эффективный способ смягчения злокачественного асцита. Уничтожая поверхностный рак, он вызывает прогрессирующий фиброзный процесс, который предотвращает образование жидкости. Если склеротический процесс не завершен, он может вызвать локализацию жидкости, которая будет мешать равномерному распределению лекарственного средства, может вызвать обструкции и сделать последующий парацентез трудным и рискованным [29].Интраперитонеальная терапия цисплатином была оценена как терапия первой линии для пациентов с оптимальным удаленным ОК и стадией III по FIGO. Несмотря на 16-месячную выживаемость, частота катетерных осложнений составила 34%, и только 42% женщин в исследовании завершили шесть курсов химиотерапии [46].

Процедура, называемая внутрибрюшинной гипертермической химиотерапией (HIPEC), представляет собой попытку повысить цитотоксичность выбранных цитотоксических препаратов с помощью гипертермической среды (40,5–43 ° C), тем самым улучшая проникновение в ткани и снижая лекарственную устойчивость.Основная цель - повышение ВБП и ОС, а не контроль самого асцита [47]. Наконец, агрессивная циторедуктивная хирургия в сочетании с лапароскопической установкой HIPEC предназначена для отдельных пациентов со злокачественным асцитом. У тщательно отобранных пациентов результаты обнадеживают, и эта процедура не только контролирует асцит, но и позволяет продлить ОВ [29].

Недавно сообщалось, что лапароскопическая установка HIPEC является вариантом лечения резистентного злокачественного асцита, не подходящего для хирургического вмешательства.Самая большая опубликованная серия, которая также включала пациентов с ОК, была опубликована Valle et al. [55], которые достигли полной ремиссии асцита у 94% из 52 пациентов через 1 месяц наблюдения. Осложнений процедуры не было, что свидетельствует о возможности и безопасности этой методики [55].

4.2.7. Диуретики

У некоторых пациентов с метастазами в печень и злокачественным асцитом повышена концентрация ренина в плазме, и эти пациенты показали хороший ответ на спиронолактон, конкурентный антагонист альдостерона, который снижает реабсорбцию воды и натрия в собирательном канале почек.Packros et al. [56] обнаружили, что у 13 из 15 пациентов, получавших увеличивающиеся дозы спиронолактона, был хороший ответ, а у восьми не было асцита до смерти. У всех этих пациентов был повышен уровень ренина [56].

.

асцитов при прогрессировании рака яичников: возможности для открытия биомаркеров и новые возможности для целенаправленной терапии

1. Введение

Эпителиальный рак яичников (ЭРЯ) - пятая по значимости причина смерти от рака среди женщин в западном мире [1]. Заболевания на ранней стадии трудно обнаружить из-за расположения и размера яичников и маточных труб, отсутствия специфических симптомов и надежных методов обследования. Следовательно, у большинства женщин с EOC при обращении за медицинской помощью обнаруживаются запущенные заболевания (стадия III / IV) с метастазами в тазовую и брюшную полости, а также большое количество асцита [2, 3].Наличие большого объема асцита коррелирует с плохим прогнозом и метастазами в тазовые и перитонеальные области [4, 5]. EOC включает пять гистопатологических подтипов с уникальными характеристиками: серозная карцинома высокой степени злокачественности (HGSC), серозная карцинома низкой степени злокачественности (LGSC), эндометриоидная карцинома (EC), муцинозная карцинома (MC) и светлоклеточная карцинома [6, 7]. Серозная карцинома яичников высокой степени злокачественности (HGSOC) на сегодняшний день является наиболее распространенным подтипом, и развитие злокачественного асцита в течение болезни особенно часто встречается у этого подтипа [3].Из-за накопления большого объема асцит может быть изнурительным для пациентов, вызывая боль, преждевременное насыщение и респираторный дистресс [8]. Стандарт лечения женщин с тяжелой серозной карциномой яичников (HGSOC) состоит из операции по удалению опухоли вместе с комбинированной химиотерапией на основе платины, что приводит к средней выживаемости без прогрессирования заболевания (ВБП) 16–22 месяцев и 5-летнему уровню выживаемости. 10–30% [1, 9]. Такой высокий уровень смертности является результатом биологической сложности EOC, сложности резекции множественных имплантатов опухоли брюшины и частого возникновения лекарственной устойчивости, внутренней (первичной) или приобретенной (вторичной), последняя из которых наблюдается чаще всего.Варианты лечения для женщин с устойчивыми заболеваниями остаются очень ограниченными, а рецидивирующие заболевания почти всегда неизлечимы. Напротив, 5-летняя выживаемость у женщин с локализованным заболеванием (опухоль ограничена первичным очагом) составляет 95% [3]. Следовательно, важно лучше понять механизмы, участвующие в распространении EOC, и то, как окружающая среда опухоли участвует в этом процессе, чтобы разработать новые терапевтические подходы, нацеленные на важные этапы распространения рака, которые могут улучшить долгосрочную выживаемость.

В большинстве случаев рака человека микросреда опухоли сильно изменена по сравнению с его нормальным аналогом [10, 11]. Важность микросреды опухоли в прогрессировании рака теперь хорошо оценена. Действительно, двунаправленная связь между опухолевыми клетками и окружающей их средой влияет на начало и прогрессирование заболевания, а также на прогноз пациента [12]. В ответ на развивающиеся условия окружающей среды и сигналы от опухолевых и стромальных клеток окружающая среда опухоли постоянно изменяется в ходе прогрессирования рака, что подчеркивает необходимость понимания того, как среда управляет метастатическим процессом.В отличие от окружающей микросреды в солидных опухолях злокачественный асцит представляет собой уникальную форму окружающей среды. Недавние данные свидетельствуют о том, что асцит играет важную роль в прогрессировании опухоли, подчеркивая необходимость понимания его патофизиологии и его влияния на биологию опухолевых клеток, включая его роль в устойчивости к лекарственным препаратам, формировании сфероидов, распространении и прогрессии опухоли. Здесь мы обсуждаем недавние достижения в нашем понимании роли асцита в прогрессировании рака яичников.В частности, мы обращаем внимание на его влияние на формирование, распространение, химиорезистентность и метастазирование сфероидов. Точное определение ключевых молекул в асците, которые способствуют распространению и прогрессированию EOC, предоставит новые стратегии для улучшения выживаемости EOC.

2. Какая опухоль окружает асцит

Как упоминалось ранее, прогрессирование EOC характеризуется прогрессивным накоплением перитонеальной жидкости, которая предположительно обеспечивает благоприятную локальную среду. Из-за его большого объема (до 10 л), высокой плотности клеток и отсутствия поддержки якорения для клеток накопление перитонеальных выпотов, происходящих во время прогрессирования EOC, можно рассматривать как особую среду.Патофизиология накопления асцита включает снижение клиренса перитонеальной жидкости, блокаду дренажа лимфатических каналов, повышенную проницаемость капилляров, в значительной степени из-за фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) [13, 14], снижение уровня белка в крови и уменьшение печеночного клиренса. . Асцит характеризуется клеточной и бесклеточной фракциями. Клеточная фракция населена гетерогенной смесью опухолевых и стромальных клеток, которая включает клетки мезотелиального происхождения, адипоциты, эндотелиальные и иммунные клетки.Эти стромальные клетки составляют> 99% клеточного состава асцита, что контрастирует со стромальным содержанием опухолевой ткани, средняя относительная доля которого составляет 50% [15]. В солидных опухолях стромальные клетки вносят значительный вклад в злокачественное прогрессирование. В частности, ассоциированные с раком фибробласты (CAF) способствуют выживанию, росту и прогрессированию клеток за счет экспрессии сигнатуры провоспалительного гена, ведущей к секреции ряда факторов роста, включая трансформирующий фактор роста-β1 (TGF β1), IL-6, CSCL1 и CXCL2 среди других [16].По аналогии, стромальные клетки, обнаруженные при злокачественном асците, могут играть аналогичную роль в прогрессировании рака яичников. Действительно, недавние исследования показывают, что стромальные клетки при асците способствуют росту, выживанию и инвазии опухоли [17–19].

Бесклеточная фракция асцита представляет собой динамический резервуар цитокинов, факторов роста, биоактивных липидов и компонентов внеклеточного матрикса (ЕСМ), которые могут иметь про- или противоопухолевые эффекты [20–25]. Было показано, что ряд факторов асцита, включая CCL18, HGF, LPA и VEGF, способствует миграции клеток, инвазии и онкогенезу [20, 26–29].

3. Клеточное содержимое: вклад в метастазирование EOC

Происхождение и фенотип стромальных клеток при асците все еще недостаточно изучены. Однако асцит обычно заселен мезотелиальными клетками [30]. Мезотелиальные клетки отслаиваются от слизистой оболочки брюшины и накапливаются при асците [31]. При устойчивом воспалении мезотелиальные клетки теряют свои эпителиально-подобные характеристики, включая растворение межклеточных соединений и их апикально-базолатеральную полярность, и приобретают мезенхимальный фенотип (переход мезотелия в мезенхиму (ММТ), в результате чего возникают миофибробластоподобные клетки, которые характеризуются повышенной способностью к миграции и инвазии [32].Эксперименты по отслеживанию клонов предполагают, что значительная субпопуляция ассоциированных с раком фибробластов (CAFs), обнаруживаемая при асците, вероятно, происходит из мезотелиальных клеток посредством MMT [33]. CAF, происходящие из мезотелия, имеют общие характеристики с миофибробластами, такие как экспрессия альфа-актина гладких мышц (αSMA), белка активации фибробластов-α (FAPα) и фибробласт-специфического белка 1 (FSP1) [33]. TGF-β участвует в активации мезотелиальных клеток, что приводит к MMT [34]. При асците EOC миофибробластоподобные клетки присутствуют в аномально большом количестве и отличаются от нормальных мезотелиальных клеток.Как только эти клетки накапливаются в асците, они могут «обучаться» факторами роста и цитокинами в окружающей среде, чтобы поддерживать рост опухоли [19]. Было показано, что при стимуляции асцитом миофибробластоподобные клетки продуцируют дипептидилпептидазу IV [35], которая является многофункциональным белком, который в некоторых случаях ассоциируется с ростом опухоли [36]. Воздействие асцита на миофибробластоподобные клетки увеличивает секрецию VEGF и других растворимых факторов, способствующих выживанию [19, 37]. Кроме того, данные нашей лаборатории позволяют предположить, что асцит стимулирует экспрессию и высвобождение MUC16 из мембран мезотелиальных клеток [38].MUC16 - это онкогенный высокомолекулярный муцин, который способствует прогрессированию EOC [39–42] и регулирует образование многоклеточных сфероидов [43]. Таким образом, в результате воздействия асцита миофибробластоподобные клетки становятся основным источником секретируемых факторов, которые, в свою очередь, вносят дополнительный вклад в эволюцию среды опухоли. Это динамическое взаимодействие между окружающей средой и стромальными клетками создает благоприятные условия для прогрессирования опухоли.

В дополнение к сложной природе стромальных клеток, присутствующих при асците, эта среда, по-видимому, также содержит отдельные популяции опухолевых клеток, демонстрирующих различные фенотипические характеристики.Популяция неприлипающих опухолевых клеток в 2D-культурах, экспрессирующих E-кадгерин, EpCAM, CA125, Oct4 и STAT3, была особенно связана с рецидивом заболеваний [44]. Опухолевые клетки выделяются из первичной опухоли и агрегируются в асците. Слущенные опухолевые клетки образуют свободно плавающие многоклеточные сфероиды в асците размером от 50 до 750 мкм [45]. Эти многоклеточные сфероиды, вероятно, представляют собой инвазивный промежуточный продукт, образующий метастазы [46]. Кроме того, агрегация опухолевых клеток важна для независимого от закрепления роста и выживания.Действительно, будучи взвешенными в перитонеальной жидкости, раковые клетки должны противостоять аноикису, специализированной форме апоптоза, вызванной отсутствием прикрепления к другим клеткам или внеклеточному матриксу (EMC). Недавно мы охарактеризовали многоклеточные сфероиды из асцита HGSOC. Интересно, что мы обнаружили, что эти сфероиды содержат одно или несколько ядер миофибробластоподобных клеток, заключенных в оболочку из опухолевых клеток, что позволяет предположить, что свободно плавающие опухолевые и стромальные клетки в перитонеальных выпотах могут взаимодействовать друг с другом, образуя гетеротипические сфероиды (Рисунок 1).Анализ компонентов многоклеточных сфероидных клеток, выделенных из асцита EOC, показал, что миофибробластоподобные клетки присутствуют во всех исследованных сфероидах [47]. Основываясь на данных, полученных из модели 3D in vitro , взаимодействие между миофибробластоподобными клетками и опухолевыми клетками опосредуется, по крайней мере частично, β1-интегрином [45, 47]. Кроме того, регулируемый β-catenin ALDh2A1, известный маркер раковых стволовых клеток, также участвует в формировании многоклеточных сфероидов [48].Недавние исследования показывают, что опухолевые клетки обладают различной способностью к образованию сфероидов [45, 47, 49]. Сообщалось о положительной корреляции между образованием компактного сфероида и мезенхимальным фенотипом опухолевых клеток [47, 49]. Следовательно, агрессивные популяции раковых клеток (мезенхимальный фенотип) могут получить преимущество в выживании благодаря своей склонности к формированию более компактных сфероидов. Последние данные свидетельствуют о том, что присутствие миофибробластов в многоклеточных сфероидах способствует инвазии опухолевых клеток [50].Эти данные предполагают, что миофибробласты, ассоциированные со сфероидом, могут играть важную роль в прогрессировании EOC. Кроме того, эти стромальные клетки могут играть роль на ранних этапах формирования сфероидов до перитонеальной имплантации. Миофибробласты, расположенные в центре сфероидов, могут обеспечивать исходную матричную поддержку опухолевых клеток, чтобы избежать аноикиса. Связанные со сфероидом миофибробласты также могут секретировать факторы в микроокружении сфероидов, которые вызывают события передачи сигналов в опухолевых клетках для дальнейшего ингибирования аноикиса.Недавние данные предполагают, что ассоциированные с опухолью макрофаги (ТАМ) могут способствовать формированию сфероидов и росту опухоли на мышиной модели [51]. Эта группа обнаружила, что почти 80% макрофагов, инфильтрированных в брюшную полость, были обнаружены в сфероидах. Было показано, что ТАМ, связанные со сфероидом, секретируют большое количество эпидермального фактора роста (EGF), что приводит к усилению экспрессии интегрина и ICAM-1 в опухолевых клетках с образованием положительной аутокринной петли обратной связи [51].

Рисунок 1.

Модель взаимодействия миофибробластных клеток с опухолевыми клетками и образования сфероидов.В ответ на внеклеточные сигналы в локальной среде, особенно на TGF-β1, мезотелиальные клетки, выстилающие брюшину, претерпевают мезотелиально-мезенхимальный переход (MMT), характеризующийся растворением межклеточных соединений, реорганизацией актина и образованием стрессовых волокон. Этот мезенхимальный фенотип характеризуется повышенной миграцией и инвазией. MMT позволяет клеткам отшелушиваться от брюшины до существующей перитонеальной жидкости. Неопубликованные результаты нашей лаборатории позволяют предположить, что при воздействии злокачественного асцита миофибробластоподобные клетки агрегируются в очень компактные сфероиды.Эти миофибробластоподобные клеточные агрегаты взаимодействуют с слущившимися опухолевыми клетками с образованием гетеротипических многоклеточных сфероидов. Мезотелиальные клетки, расположенные в центре сфероидов, могут обеспечивать начальную матричную поддержку для клеток EOC, чтобы избежать аноикиса. Внеклеточные сигналы из окружающей среды могут вызывать секрецию факторов выживания в мезотелиальных клетках.

4. Бесклеточный асцит: биомаркеры и прогрессирование EOC

Как упоминалось выше, наличие асцита коррелирует с плохим прогнозом.В исследовании, ограниченном пациентами с ЭРЯ III / IV стадии, 5-летняя выживаемость женщин без асцита составляла 45% по сравнению с 5% у женщин с асцитом [52]. Состав бесклеточного асцита также является основным предиктором клинического прогноза. Например, пациенты EOC с асцитом, содержащим высокие уровни IL-6 (> 2662 пг / мл) при диагностике, имели худший результат [53]. В этом исследовании было обнаружено, что IL-6 является независимым фактором выживаемости без прогрессирования заболевания. Пациенты с EOC и более высоким уровнем экспрессии IFN-γ при асците имеют более короткое безрецидивное прогрессирование и общую выживаемость [54].Измерение цитокинов при асците также может предоставить новый подход к выявлению пациентов с внутренней резистентностью к терапии первой линии [55]. Авторы обнаружили, что комбинация сывороточного уровня CA125 и асцитного лептина была сильным предиктором клинической устойчивости к терапии первой линии. Биохимический состав асцита, в частности уровни хемокинов, рецепторов хемокинов и факторов роста, включая CCL2, CXCL1, CXCL5, CXCL8, CXCL12, HGF, TGF-β1 и VEGF, в недифференцированных опухолях может в некоторой степени объяснять агрессивное поведение этого гистотипа [56].Таким образом, асцит является привлекательной биожидкостью для обнаружения биомаркеров, поскольку ее легко и малоинвазивно получить. Действительно, появляется все больше свидетельств того, что проксимальные жидкости, такие как асцит, являются ценными источниками для открытия биомаркеров, поскольку они отражают события онкогенеза яичников раньше, чем периферического кровообращения [57, 58]. Концентрация растворимых факторов обычно намного выше при асците по сравнению с сывороткой, что увеличивает вероятность обнаружения белков с низким содержанием [24, 57].В этом контексте протеомное / пептидомное профилирование асцита было использовано для открытия биомаркеров [59–61]. Были использованы различные экспериментальные подходы, что привело к идентификации различных наборов биомаркеров, каждый из которых требует дальнейшей проверки для определения их истинного потенциала. Тем не менее, профилирование асцита представляет собой потенциально новый подход к обнаружению столь необходимых новых биомаркеров в контексте EOC.

Помимо вклада определенных типов клеток в асцит, внеклеточные сигналы от внеклеточного асцита обладают потенциальной способностью управлять прогрессированием заболевания.Цитокиновый профиль асцита EOC продемонстрировал повышенные уровни различных про-онкогенных цитокинов, включая адипонектин, CXCL1, CXCL10, CCL2, CCL4, ICAM-1, IL-6, IL-8, IL-10, IL-15, PDGF-BB, RANTES и VEGF [24, 25]. Эти цитокины способствуют созданию воспалительной среды, которая поддерживает хроническое воспаление. Хроническое воспаление, в свою очередь, способствует росту опухоли и перитонеальному распространению [62]. IL-6, вероятно, является наиболее изученным цитокином в этом контексте. Известно, что передача сигналов IL-6 связана со специфическими иммунными и метаболическими изменениями, которые приводят к раковой кахексии, которая часто наблюдается при запущенных заболеваниях.IL-6 играет важную роль в развитии асцита, а также в распространении EOC посредством, по крайней мере частично, его индукции ангиогенеза опухоли [63]. В подтверждение роли IL-6 мы обнаружили, что IL-6 и sIL-6R значительно выше у женщин с запущенными заболеваниями по сравнению с женщинами с EOC I / II стадии (Таблица 1). VEGF - это хорошо известный фактор, повышающий проницаемость сосудов. Связывание VEGF с его рецептором активирует киназу фокальной адгезии (FAK), которая локализуется в цитоплазматическом хвосте VE-кадгерина на стыках эндотелиальных клеток.FAK фосфорилирует β-катенин, который дестабилизирует межклеточные соединения, что приводит к увеличению проницаемости сосудов [64]. Профилирование метаболома асцита выявило значительные различия в жирных кислотах, холестерине, церамиде, глицерин-3-фосфате, глюкозе и глюкозо-3-фосфате по сравнению с незлокачественными перитонеальными выпотами [65]. Еще предстоит определить, вносят ли эти изменения непосредственный вклад в онкогенную передачу сигналов или они просто отражают активацию путей синтеза жирных кислот, связанных с повышенной метаболической активностью в опухолевых клетках.

Цитокины Серозная стадия I – II RFUa (SEM) (n = 2) Серозная стадия III – IV RFU (SEM) (n = 5) Изменение складок р
IL-6 1352 (302) 14183 (10619) 10,5 <0,0001
Ангиопоэтин-2 6293 (4081) 14683 (11235) 9,8 0,0076
IL-10 457 (45) 4220 (3752) 9.2 0,0003
Лептин 561 (102) 4991 (5849) 8,9 0,0031
sTNF RI 828 (260) 5238 (2768) 6,3 <0,0001
uPAR 1092 (488) 6417 (3387) 5,9 <0,0001
CXCL1 2569 (1386) 14926 (12569) 5,8 0.0003
HGF 1017 (212) 5504 (4708) 5,4 0,0004
OPG 978 (394) 3493 (1606) 3,6 <0,0001
CCL2 1918 (480) 8032 (5439) 4,2 0,0001
Fit-3 лиганд 739 (129) 3092 (2119) 4,2 0,0001
CCL16 593 (146) 2313 (1713) 3.9 0,0003
CCL7 630 (119) 2366 (2184) 3,8 0,0021
IL-1 R4 / ST2 709 (188) 2194 (2078) 3,1 0,0049
CCL22 776 (131) 2301 (1246) 3,0 <0,0001
ICAM-1 4107 (861) 11832 (4961) 2,9 <0.0001
EGFR 871 (239) 2514 (1937) 2,9 0,0013
IGFBP-6 1274 (594) 3668 (1537) 2,9 <0,0001
IL-16 654 (106) 1814 (1738) 2,8 0,0077
CXCL13 679 (98) 1851 (1477) 2,7 0,0022
Ось 1039 (412) 2578 (856) 2.5 <0,0001
CXCL9 773 (103) 1903 (1308) 2,1 0,0017
sTNF RII 2393 (759) 5301 (1694) 2,5 0,0011
Fas 1487 (557) 3779 (3301) 2,5 0,0067
IL-3 734 (191) 1720 (1058) 2,4 0,0006
CCL4 1312 (369) 2739 (1704) 2.2 <0,0001
CCL19 797 (184) 1712 (1521) 2,2 0,0155
IGFBP-1 2827 (1092) 6007 (4692) 2,1 0,0091
IL-6 R 3602 (1009) 7160 (4835) 2,0 0,0048
MIF 2920 (916) 5460 (3396) 1,9 0,0051
sgp130 1510 (359) 2510 (852) 1.7 0,0002
TIMP-1 1189 (233) 1669 (833) 1,5 0,0268

Таблица 1.

Уровни цитокинов на стадии I / II по сравнению со стадией III / Внутривенный асцит рака яичников.

a

Относительная флуоресцентная единица.


SEM: стандартная ошибка среднего.

Во время распространения и прогрессирования EOC существуют обширные клеточные перекрестные помехи и сигнальные события между окружающей средой и опухолевыми клетками.В результате асцит постоянно адаптируется в ответ на различные сигналы. Чтобы охарактеризовать изменения асцита во время прогрессирования EOC, мы выполнили цитокиновый профиль серозного асцита I / II и III / IV стадии. Как показано в таблице 1, 29 цитокинов / хемокинов / факторов роста из 120 протестированных присутствовали на значительно более высоких уровнях при асците III / IV стадии, что подтверждает идею о том, что асцит развивается во время прогрессирования EOC. В соответствии с критической ролью IL-6 в прогрессировании EOC мы обнаружили несколько компонентов системы транс-передачи сигналов IL-6, включая IL-6, рецептор IL-6 (IL-6R) и растворимый гликопротеин 130 (sgp130), повышен при асците у женщин с запущенными заболеваниями.Такие факторы, как CCL2, участвуют в активации CAF [12]. Как упоминалось выше, однажды стимулированные миофибробластоподобные клетки при асците обеспечивают источник секретируемых факторов, поддерживающих онкогенез. Следовательно, нарушение определенных факторов при бесклеточном асците может обеспечить дополнительный уровень терапевтического вмешательства.

5. Как окружающая среда опухоли влияет на распространение EOC?

Одной из причин неудачного лечения EOC является его коварный характер, являющийся результатом необычного механизма распространения.В отличие от других опухолей, которые распространяются преимущественно через лимфу и кровоток, EOC имеет отчетливую тенденцию к метастазированию посредством отделения раковых клеток от первичного опухолевого участка в брюшную полость и имплантации в мезотелиальную выстилку брюшной полости. В настоящее время принятая модель метастазов в таз и брюшину включает отложение опухолевых клеток из первичной опухоли в брюшную полость, где они выживают и перемещаются в виде свободно плавающих многоклеточных сфероидов для распространения в отдаленных местах, где они прикрепляются к мезотелиальной выстилке брюшины. и дезагрегировать с образованием метастатического разрастания (рис. 2).Хотя четко не определено, каждый из этих шагов должен требовать адаптивных изменений в опухолевых и / или стромальных клетках, чтобы перейти к следующему шагу.

Рисунок 2.

Модель для распространения EOC. CAF в первичной опухоли обучаются опухолевыми клетками приобретать проканкогенные функции. Затем CAF, в свою очередь, секретируют множество факторов, которые позволяют опухолевым клеткам отслаиваться от первичной опухоли. Попав в перитонеальную жидкость, опухолевые клетки объединяются со свободно плавающими мезотелиальными клетками, образуя многоклеточные гетеротипические сфероиды, что позволяет опухолевым клеткам избегать аноикиса и приобретать более инвазивный фенотип.Затем многоклеточные сфероиды прикрепляются к мезотелиальной выстилке с помощью различных молекул клеточной адгезии. Мезотелиальные клетки, выстилающие брюшину, диссоциируют, что позволяет опухолевым клеткам проникать в слизистую оболочку мезотелия.

Один слой мезотелиальных клеток выстилает тазовые и перитонеальные органы, включая диафрагму, серозную оболочку кишечника, сальник и всю брюшину. Этот мезотелиальный слой очень восприимчив к посеву рака яичников [66]. Имплантация сфероидов в брюшину включает взаимодействие между раковыми клетками и мезотелием.Адгезии клеток рака яичников к мезотелиальному слою способствует экспрессия матриксных металлопротеиназ, таких как MMP-2 и MMP-9, а также фибронектина и витронектина, а также их рецепторов интегрина [67–69]. Как только опухолевые клетки прикрепляются к перитонеальной поверхности, они получают доступ к субмезотелиальной среде, воздействуя на мезотелиальную выстилку, управляя миграцией и очищением мезотелиальных клеток [70]. Опухолевые клетки претерпевают эпителиально-мезенхимальный переход (EMT) во время процесса [71].

Клетки выделяются из первичного опухолевого агрегата с образованием свободно плавающих многоклеточных сфероидов при асците, которые первоначально распространяются на соседние органы, такие как матка, контралатеральные придатки, мочевой пузырь и прямая кишка (стадия II). После распространения в полость таза EOC будет распространяться по транскелоническому пути в брюшную полость, образуя множественные опухолевые имплантаты (стадия III), которые часто трудно полностью удалить во время циторедуктивной хирургии, и они вносят существенный вклад в связанную с высокой заболеваемостью. с этим раком.Метастазы могут возникать и за пределы брюшной полости (IV стадия). Остается неясным, присущи ли метастатические характеристики первичной опухоли или они присутствуют только в субклоне метастатических клеток в первичной опухолевой массе, или возникают в ответ на сигналы окружающей среды. Этот процесс трансколонического посева может быть продолжающимся метастатическим адаптивным поведением или пассивным процессом, в котором слущенные опухолевые клетки, которые уже приобрели все необходимые метастатические характеристики, просто транспортируются через асцит в брюшную полость к новым участкам.Сравнительные геномные исследования показали аналогичные генетические изменения в первичных опухолях яичников и их соответствующих метастазах, поддерживающих пассивное трансколоническое распространение. Однако транскриптомный анализ совпадающих первичных опухолей и перитонеальных метастазов продемонстрировал активацию определенных путей в метастатических поражениях, что предполагает, что гетерогенность опухолевых клеток, обнаруживаемых в EOC, обусловлена, по крайней мере частично, природой окружающей их среды [72]. Та же группа определила версикан как ключевой активированный ген в CAF, связанных с первичной опухолью, который способствует подвижности и инвазии клеток EOC за счет активации сигнального пути ядерного фактора-κB (NF-κB) и повышения регуляции CD44, MMP-9 и экспрессия рецепторов подвижности, опосредованная гиалуронаном, в раковых клетках [73].Экспрессия версикана модулировалась активацией передачи сигналов TGF-β в CAF, индуцированной лигандами TGF-β, секретируемыми раковыми клетками. Таким образом, эти данные дополнительно подтверждают идею о том, что асцит играет активную, а не пассивную роль в распространении EOC.

6. Как асцит влияет на опухолевые клетки?

Наблюдение, что асцит часто связан с наиболее инвазивными злокачественными опухолями, косвенно подтверждает мнение о том, что асцит вовлечен в прогрессирование EOC.Хотя различные растворимые факторы при асците участвуют в миграции и инвазии EOC-клеток, важно также оценить комбинированный эффект различных факторов, обнаруженных при бесклеточном асците. Puiffe и его коллеги оценили влияние 54 различных асцитов на рост, инвазию и образование сфероидов по сравнению с сывороткой в ​​одной клеточной линии [23]. Они показали, что асцит можно разделить на две категории: стимулирующий или тормозной. Механизмы или факторы, ответственные за эти противоположные эффекты, в дальнейшем не исследовались.В соответствии с результатами Puiffe et al., Lane et al. показали, что не все протестированные асциты EOC (2/6) способствовали миграции раковых клеток [29]. В этом исследовании авторы обнаружили, что CCL18 был одним из факторов асцита, участвующих в индуцированной асцитом миграции клеток. Таким образом, CCL18 может представлять собой потенциально новую мишень в лечении EOC.

Асцит HGSOC обладает способствующими выживанию свойствами. Асцит подавляет лекарственный и TRAIL-индуцированный апоптоз в клетках EOC. Неудивительно, что, учитывая неоднородность асцита, величина эффектов варьируется в зависимости от клеточной линии и тестируемого асцита [74, 75].Множественные сигнальные пути активируются асцитом в раковых клетках, в том числе повышающая регуляция антиапоптотического белка Mcl-1 через ERK1 / 2-Elk-1 [76], повышающая регуляция антиапоптотического белка c-FLIP [74], и активация Akt посредством передачи сигналов αvβ5 / FAK [75, 77], все из которых вносят вклад в эффект выживания асцита. В совокупности эти данные подтверждают представление о том, что асцит представляет собой опухолевую среду, обогащенную проканкогенными молекулами. Однако требуются значительные усилия, чтобы получить полное представление о том, как различные факторы асцита могут изменять свойства опухолевых и стромальных клеток.Сложность этих процессов требует разработки моделей, которые максимально точно отражают условия in vivo и .

7. Как мы можем использовать асцит для разработки новых терапевтических стратегий?

Срочно необходимы более эффективные методы лечения метастатических заболеваний, особенно в контексте, когда раннее выявление этого заболевания остается труднодостижимой целью. Поскольку прогноз пациентов с перитонеальными метастазами напрямую коррелирует с оптимальной хирургической циторедукцией [78], а широко распространенные метастазы не всегда полностью поддаются хирургическому лечению, разработка новых стратегий ограничения или остановки метастатического прогрессирования является обязательной.В этом контексте новые стратегии, нацеленные на взаимодействие между раковыми клетками и окружающей их средой, а также модификации, вызванные воспалением, вероятно, будут широко применимы к ракам, которые метастазируют в брюшной полости. Кроме того, поскольку стромальные клетки генетически более стабильны по сравнению с опухолевыми клетками, нацеливание на стромальные клетки, а не на опухолевые клетки, будет менее подвержено развитию устойчивости. Таким образом, нацеливание на среду опухоли может быть более убедительным вариантом.

Основываясь на наших растущих знаниях о роли асцита и его компонентов, был разработан ряд целевых специфических методов лечения для улучшения результатов EOC.Бевацизумаб, таргетная терапия против VEGF, вероятно, является наиболее изученным агентом, направленным на VEGF, у пациентов с EOC в условиях первичной, поддерживающей или спасательной терапии [79]. Хотя агенты, нацеленные на VEGF, дали многообещающие результаты в EOC в условиях первичной и спасательной терапии, эффективность этих агентов еще предстоит выяснить. Еще один потенциальный путь - методы лечения, использующие иммунную систему. Например, внутрибрюшинная инфузия катумаксомаба, антиэпителиальной молекулы адгезии клеток (EpCAM), обеспечила значительное улучшение признаков и симптомов, связанных с асцитом [80].Катумаксомаб опосредует лизис опухолевых клеток, индуцированный Т-клетками. Абаговомаб представляет собой мышиное моноклональное антиидиотипическое антитело, которое имитирует части CA125. Он разработан, чтобы действовать как активный иммуноген, направленный на нарушение иммунной толерантности к антигену. К сожалению, в клинических испытаниях фазы III абаговомаб не показал улучшения в отношении выживаемости без прогрессирования или общей выживаемости [81]. Другое антитело против CA125, ореговомаб, также не продемонстрировало улучшения результатов у пациентов с EOC [82]. Химерное антитело против IL6 Силтуксимаб оценивалось в клинических испытаниях фазы II, но показало очень ограниченную клиническую пользу [83].Другие новые стратегии включают в себя концепцию нейтрализации хронического воспаления, связанного с опухолью, в виде асцита в высоко провоспалительной среде [84].

8. Выводы и направления на будущее

Возрастает интерес к пониманию роли среды опухоли в контексте рака яичников. Недавние исследования выявили новые биологические концепции и определили новые терапевтические стратегии для борьбы с асцитом. Как показывает ограниченный клинический успех, достигнутый к настоящему времени, остается много проблем, включая способы идентификации и нацеливания на чувствительные молекулы с учетом сложности и гетерогенности среды опухоли.Хотя неоднородность асцита является потенциальным ограничением, она также предоставляет уникальную возможность для разработки персонализированной медицины, основанной на характеристиках пациента. В этом контексте профилирование бесклеточных компонентов асцита может помочь в принятии клинических решений при ведении пациентов. Важным аспектом преодоления ограничений неудачных клинических испытаний является разработка и внедрение подходящих доклинических моделей in vitro и in vivo , которые точно отражают клиническую ситуацию.Например, все больше данных свидетельствует о том, что поведение клеток в 3D-культурах отличается от монослойных культур и лучше отражает ситуацию in vivo и .

Доступность асцита означает легкодоступный источник проксимальных жидкостей. В этом контексте асцит - это среда, из которой мы потенциально можем получить диагностические и прогностические биомаркеры. С развитием нашего понимания перекрестных помех между различными клеточными компонентами асцита и различными сигналами, которые клетки получают из окружающей среды, ожидается, что в ближайшем будущем появятся надежные биомаркеры.

Благодарности

Эта работа была поддержана внутренним финансированием Université de Sherbrooke.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов по данной статье.

Вклад автора

Пиш А. подготовил документ и написал окончательную версию. Матте И. и Бессет П. рассмотрели проект и одобрили окончательный вариант.

.

Прогноз, продолжительность жизни и выживаемость

Если вам поставили диагноз рака яичников, вы, вероятно, задаетесь вопросом о своем прогнозе. Хотя знание вашего прогноза может быть полезным, это всего лишь общая рекомендация. Ваш индивидуальный взгляд на вещи будет зависеть от многих факторов, таких как ваш возраст и общее состояние здоровья.

Первое, что вам нужно знать, - это стадия рака яичников. Стадия - это способ описать, насколько далеко распространился рак, и может указать, насколько агрессивен ваш рак.Знание стадии помогает врачам составить план лечения и дает вам некоторое представление о том, чего ожидать.

Рак яичников в первую очередь определяют с использованием системы стадирования FIGO (Международная федерация гинекологии и акушерства). Система основана в основном на физическом осмотре и других тестах, которые измеряют:

  • размер опухоли
  • насколько глубоко опухоль проникла в ткани в яичниках и вокруг них
  • распространение рака на отдаленные области тела (метастазирование). )

Операция может помочь врачам более точно определить размер первичной опухоли.Точная стадия важна, чтобы помочь вам и вашему врачу понять шансы, что ваше лечение рака будет излечивающим.

Это четыре стадии рака яичников:

Стадия 1

На стадии 1 рак не распространился за пределы яичников. Стадия 1А означает, что рак находится только в одном яичнике. На стадии 1B рак поражает оба яичника. Стадия 1C означает, что один или оба яичника содержат раковые клетки, и также обнаружено одно из следующего: внешняя капсула разорвалась во время операции, капсула разорвалась перед операцией, раковые клетки находятся на внешней стороне яичника или раковые клетки обнаружены в жидкие смывы из живота.

Стадия 2

При раке яичников 2 стадии рак поражает один или оба яичника и распространился на другие части таза. Стадия 2А означает, что он перешел из яичников в маточные трубы, матку или в обе. Стадия 2B указывает на то, что рак переместился в соседние органы, такие как мочевой пузырь, сигмовидную кишку или прямую кишку.

Стадия 3

При 3 стадии рака яичников рак обнаруживается в одном или обоих яичниках, а также в подкладке брюшной полости или распространился на лимфатические узлы в брюшной полости.На стадии 3А рак обнаруживается в других органах малого таза и в лимфатических узлах брюшной полости (забрюшинные лимфатические узлы) или в подкладке брюшной полости. Стадия 3В - это когда рак распространился на близлежащие органы таза. Раковые клетки могут быть обнаружены вне селезенки или печени или в лимфатических узлах. Стадия 3С означает, что более крупные отложения раковых клеток обнаруживаются за пределами селезенки или печени или что они распространились на лимфатические узлы.

Стадия 4

Стадия 4 - самая запущенная стадия рака яичников.Это означает, что рак распространился на отдаленные участки или органы вашего тела. На стадии 4А раковые клетки присутствуют в жидкости вокруг легких. Стадия 4B означает, что он достиг внутренней части селезенки или печени, отдаленных лимфатических узлов или других отдаленных органов, таких как кожа, легкие или мозг.

Ваш прогноз зависит как от стадии, так и от типа рака яичников.

Существует три типа рака яичников:

  • Эпителиальный: Эти опухоли развиваются в слое ткани на внешней стороне яичников.
  • Стромальный: Эти опухоли растут в клетках, продуцирующих гормоны.
  • Зародышевые клетки: Эти опухоли развиваются в яйцеклетках.

По данным Mayo Clinic, около 90 процентов случаев рака яичников связаны с эпителиальными опухолями. Стромальные опухоли составляют около 7 процентов опухолей яичников, в то время как опухоли половых клеток встречаются значительно реже.

По данным Американского онкологического общества, пятилетняя относительная выживаемость для этих трех типов опухолей составляет 44 процента.

Раннее обнаружение обычно улучшает прогноз. При диагностике и лечении на стадии 1 пятилетняя относительная выживаемость составляет 92 процента. Только около 15 процентов случаев рака яичников диагностируется на стадии 1.

Ниже представлена ​​относительная пятилетняя выживаемость при эпителиальном раке яичников:

Ниже представлена ​​относительная пятилетняя выживаемость при опухолях стромы яичников:

относительная пятилетняя выживаемость при опухолях зародышевых клеток яичников:

Программа регистрации эпиднадзора, эпидемиологии и конечных результатов (SEER) Национального института рака (NCI) является авторитетным источником по выживаемости при раке в Америке.Он собирает исчерпывающую информацию о различных типах рака среди населения США.

Приведенная ниже таблица основана на реестре SEER и может помочь вам лучше понять уровень выживаемости для вашей стадии рака яичников за каждый год после постановки диагноза. Реестры используют упрощенный подход к постановке. Он примерно коррелирует с другими промежуточными системами следующим образом:

  • Локализовано: Рак ограничен местом, где он начался, без признаков того, что он распространился.Это примерно соответствует стадии 1 болезни.
  • Регион: Рак распространился на близлежащие лимфатические узлы, ткани или органы. Это включает болезнь стадии 2 и 3, описанную выше.
  • Отдаленный: Рак распространился на отдаленные части тела. Это указывает на 4 стадию заболевания.

Поскольку у женщин меньше 1 стадии или «локализованного» рака яичников, общий прогноз регионального или отдаленного заболевания можно разбить по годам с момента постановки диагноза. Например, если взять все типы опухолей, для женщин с отдаленным распространением (или стадией 4) рака яичников процент женщин в U.Популяция С., доживающая 1 год, составляет почти 69%.

Для получения более подробной информации, включая наглядный график, см. Регистр выживаемости при раке яичников SEER по стадиям и времени с момента постановки диагноза.

Риск развития рака яичников для женщины составляет около 1,3 процента.

По оценкам, в 2016 году только в Соединенных Штатах у 22 280 женщин будет диагностирован рак яичников, и это заболевание станет причиной 14 240 смертей. Это составляет около 2,4 процента всех смертей от рака.

.

границ | Объемы асцита и микросреда рака яичников

Введение

Эпителиальный рак яичников является ведущей причиной смерти от гинекологических злокачественных новообразований среди женщин в развитых странах; по оценкам, заболеваемость во всем мире составляет 205 000 случаев в год, что приводит к ~ 125 000 смертей (1). Хотя прогноз в случаях, выявленных на ранней стадии, весьма благоприятен, подавляющее большинство случаев диагностируется на поздней стадии, с 5-летней выживаемостью менее 30% (2, 3).Варианты лечения рака яичников на поздней стадии крайне ограничены и очень инвазивны, особенно при развитии злокачественного асцита (2).

Злокачественный асцит - это осложнение, наблюдаемое при терминальной стадии рака яичников, которое значительно снижает качество жизни и снижает смертность. Избыточное накопление жидкости в брюшной полости возникает из-за сочетания нарушенного дренажа жидкости и повышенной сетевой фильтрации. Считается, что образование злокачественного асцита происходит из-за увеличения внутрибрюшинной проницаемости сосудов (4).Локальная секреция фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) является ключевым фактором как роста опухоли, так и образования асцита (5). 38% злокачественных асцитов у женщин связаны с раком яичников. Во время болезни у более чем одной трети женщин с раком яичников развивается асцит (3). Вздутие живота, анорексия, одышка, бессонница, утомляемость, респираторный дистресс, низкая способность ходить, боль, дискомфорт в нижних конечностях и отек - одни из наиболее распространенных симптомов, связанных со злокачественным асцитом.Асцит в основном лечат косвенно, используя внутривенную химиотерапию на основе платины против основного заболевания. Когда развивается химиорезистентное заболевание, трудноизлечимый асцит становится серьезной проблемой, и большинство пациентов получают частый парацентез для временного облегчения симптомов (3). Хотя повторное дренирование асцита может улучшить состояние, асцит обычно рецидивирует через короткий период времени. Свободно плавающие раковые клетки, которые выделяются из первичной опухоли, часто присутствуют в асцитической жидкости, что приводит к внутрибрюшинным метастазам (4).У большинства женщин с диагнозом эпителиальный рак яичников на момент постановки диагноза обнаруживаются внутрибрюшные метастазы. Идентификация механизмов, участвующих в агрессивности рака яичников и связанных с ним патологий, включая образование метастазов и накопление асцитической жидкости, срочно необходима для определения новых целей для более эффективного контроля и лечения.

Неинвазивная магнитно-резонансная томография (МРТ) и магнитно-резонансная спектроскопическая томография (MRSI) могут быть использованы для характеристики микросреды опухоли и понимания ее роли в формировании асцита.Здесь мы применили in vivo MRI и 1 H MRSI и 1 H MRS экстрактов опухолей, чтобы лучше понять взаимосвязь между сосудистой сетью опухоли, метаболизмом и накоплением асцита в экспериментальной модели рака яичников. Клеточная линия ID8 представляет собой линию клеток эпителиальной папиллярной серозной аденокарциномы яичников, происходящих из эпителиальных клеток поверхности яичников мыши, трансформированных после многократных пассажей in vitro (6). Эти клетки были разработаны, чтобы понять ранние механизмы возникновения и прогрессирования рака яичников (6).Эти клетки ID8 были дополнительно трансформированы для сверхэкспрессии VEGF (7). При внутрибрюшинном введении клетки ID8-VEGF индуцировали множественные опухолевые узелки, локализованные на висцеральной и париетальной поверхностях брюшной полости. В основном они присутствуют в диафрагмальной брюшине, воротах печени и в тазу, напоминая карциному яичников человека (7). У этих животных также развился асцит, который на поздней стадии заболевания перерос в геморрагический (8). Для наших исследований мы использовали сингенную модель ID8-Defb29 Vegf.В этой модели был добавлен бета-дефенсин для взаимодействия с VEGF-A и увеличения васкуляризации опухоли. Бета-дефенсин и VEGF-A взаимодействуют, способствуя васкулогенезу опухоли. Бета-дефенсин хемоаттрактирует предшественников дендритных клеток, тогда как VEGF-A в первую очередь индуцирует их эндотелиально-подобную дифференцировку и миграцию в сосуды (9). В большинстве экспериментальных исследований рака яичников раковые клетки яичников вводятся в брюшную полость, вызывая асцит и перитонеальное распространение опухолей. Однако при этой процедуре большинство клеточных линий не образуют солидных опухолей.Вместо этого здесь мы выполнили микрохирургическую ортотопическую имплантацию ткани рака яичника в яичник мышей C57BL / 6J (10). Опухоли достигли ~ 300 мм 3 через 4–6 недель. После имплантации ортотопической опухоли у некоторых мышей развился асцит большого объема (> 50 мкл), в то время как у других асцит отсутствовал или был незначительным (<50 мкл). Мы применили неинвазивную МРТ и MRSI, чтобы лучше охарактеризовать различия в сосудистой сети и метаболизме опухолей между опухолями, которые вызвали асцит с низким и большим объемом.

Материалы и методы

Клеточные линии и имплантация опухолей

Клетки

ID8-Defb29 Vegf выращивали в среде RPMI 1640 с 10% фетальной бычьей сыворотки и культивировали в стандартных условиях инкубатора для культивирования клеток при 37 ° C в увлажненной атмосфере, содержащей 5% CO 2 .Клетки ортотопически имплантировали мышам C57BL / 6J с использованием двухэтапного процесса, как описано ранее (10, 11). Сначала были созданы подкожные опухоли путем инокуляции клеточной суспензии 2 × 10 6 клеток ID8-Defb29 Vegf в 0,05 мл сбалансированного солевого раствора Хенкса в бок самок мышей C57BL / 6J. Когда опухоль достигала ~ 100–200 мм 3 , ее иссекали, разрезали на небольшие кусочки сопоставимого размера в стерилизованных условиях и хирургическим путем имплантировали яичник анестезированных самок мышей C57BL / 6J.Мышей сканировали каждые 2 недели для оценки роста опухоли. Эксперименты проводились, когда ортотопические опухоли достигали объемов ~ 200–300 мм 3 (соответствует диаметру ~ 7,5–8,5 мм). Все хирургические процедуры и обращение с животными выполнялись в соответствии с протоколами, утвержденными Комитетом по уходу и использованию животных Университета Джона Хопкинса, и соответствовали Руководству по уходу и использованию лабораторных животных, опубликованному NIH.

In vivo МРТ сосудов и MRSI

Визуализирующие исследования проводили на аппарате 9.Спектрометр 4T Bruker (Bruker BioSpin Corp., Биллерика, Массачусетс) с использованием объемной катушки диаметром 25 мм, размещенной вокруг туловища мыши. Мышей анестезировали смесью кетамина и ацепромазина. Анатомический T 1 -взвешенных изображений были получены для локализации ортотопических опухолей. Чтобы охарактеризовать объем сосудов опухоли и проницаемость, мы использовали ранее опубликованный протокол (12, 13). Вкратце, количественные карты T 1 были получены до и после внутривенного введения альбумин-GdDTPA (доза 500 мг / кг).Альбумин-GdDTPA синтезировали, как описано ранее (14). Хвостовую вену мыши катетеризировали перед помещением животного в спектрометр. Карты скорости релаксации мультисрезов (1 / T 1 ) были получены методом восстановления насыщения в сочетании с быстрой визуализацией T 1 SNAPSHOT-FLASH. Сначала была получена карта M 0 с задержкой восстановления 10 с. Затем были получены изображения 4 срезов (толщиной 1 мм), полученные с пространственным разрешением в плоскости 250 мкм (матрица 128 × 128, поле обзора 32 мм, 8 средних значений) для трех задержек релаксации (100 мс, 500 мс и 1 с).Эти карты восстановления T 1 были получены до i.v . инъекция альбумина-GdDTPA и повторение в течение 23 минут, начиная с 3 минут после i.v . инъекция контрастного вещества. По окончании визуализационных исследований измеряли T 1 крови. Карты релаксации были восстановлены из наборов данных для трех различных времен релаксации и набора данных M 0 на попиксельной основе. Карты произведения сосудистого объема (VV) и площади поверхности проницаемости (PSP) были созданы из отношения значений (1 / T 1 ) на изображениях к таковым для крови.

Метаболический MRSI

Метаболические карты tCho были получены из среза толщиной 4 мм с использованием двумерной визуализации химического сдвига (2D-CSI) (15) [время эхо-сигнала (TE) = 135 мс, время повторения (TR) = 1500 мс, количество измерений (NA) = 4] с водяным подавлением VAPOR (16). Опорные изображения сигнала неподавленной воды (TE = 20 мс, NA = 2) были получены для создания количественных карт в произвольных единицах, как описано ранее (17). Обработка изображений производилась с использованием специальных инструментов, разработанных на интерактивном языке данных (IDL).

Опухоли, асциты и метастазы

Мышей умерщвляли и измеряли объем асцитической жидкости. Легкие, печень и лимфатические узлы вырезали и фиксировали в формалине для количественной оценки распространения метастазов. Опухоли разрезали пополам, причем одну половину зажимали замораживанием для MR экстрактов и анализа белка, а другую половину фиксировали в формалине.

МР-спектроскопия двухфазных экстрактов

Экстракты опухолей были получены методом двухфазной экстракции метанолом / хлороформом / водой (1/1/1) (18, 19).Вкратце, опухоли фиксировали замораживанием, измельчали ​​до порошка и взвешивали. Добавляли ледяной метанол и образцы экстракта опухоли гомогенизировали. Наконец добавляли хлороформ и ледяную воду. Образцы экстракта хранили при 4 ° C в течение ночи для разделения фаз. Затем образцы центрифугировали в течение 30 минут при 15000 g и 4 ° C для разделения фаз. Фазу вода / метанол, содержащую водорастворимые метаболиты, обрабатывали хелексом (Sigma Chemical Co., Сент-Луис, Миссури) в течение 10 минут на льду для удаления двухвалентных катионов.Гранулы Chelex удаляли фильтрованием. Метанол удаляли роторным испарением, а оставшуюся водную фазу лиофилизировали. Хлороформ из липидной фазы выпаривали с использованием газообразного азота. Обе фазы хранили при -20 ° C до использования. Водорастворимые экстракты ресуспендировали в 0,6 мл дейтерированной воды (D 2 O), содержащей 2,4 × 10 -7 моль 3- (триметилсилил) пропионовой 2,2,3,3-d 4 кислоты (TSP ; Sigma-Aldrich, Сент-Луис, Миссури, США) в качестве внутреннего стандарта.Липидорастворимые экстракты ресуспендировали в 0,4 мл хлороформа-D и 0,2 мл метанола-D4 с 0,05 об.% Тетраметилсилана (ТМС) (Cambridge Isotope Laboratories, Inc., Тьюксбери, Массачусетс, США) в качестве внутреннего стандарта (19 ). Полностью релаксированные МР-спектры экстрактов 1 H были получены на спектрометре Bruker Avance 500, работающем при 11,7 Тл (Bruker BioSpin Corp., Биллерика, Массачусетс), с использованием 5-мм обратного зонда HX и следующих параметров регистрации: 30 ° угол поворота, ширина развертки 6000 Гц, время повторения 9,5 с, точки данных во временной области 32K и 128 переходных процессов (18).Спектры анализировали с использованием программного обеспечения Bruker XWINMR3.5 (Bruker BioSpin Corp., Billerica, MA). Определяли интегралы интересующих метаболитов и нормировали на вес опухоли. Для определения концентраций значения интеграции пиков метаболитов из спектров 1 H сравнивали с внутренними стандартами TSP и TMS (19). Статистическую значимость оценивали с помощью теста Стьюдента t . P -значения ≤ 0,05 считались статистически значимыми.

Иммуноблот клеток и экстрактов опухолей

Белки экстрагировали из замороженных опухолей с использованием буфера для лизиса радиоиммунопреципитации, обогащенного коктейлем ингибиторов протеаз, дитиотреитолом, фенилметилсульфонилфторидом, ортованадатом натрия и фторидом натрия (Sigma Chemical Co., Сент-Луис, Миссури). Концентрацию белка оценивали с использованием набора для анализа белков Bradford Bio-Rad (Bio-Rad, Hercules, CA). Около 60 мкг общего белка было разделено на 7,5% гелях SDS-PAGE от Bio-Rad, перенесено на нитроцеллюлозные мембраны и исследовано антителами, направленными против мышиного FAS (A-5) (Santa Cruz Biotechnology; разведение 1: 400), cPLA2 (Santa Cruz Biotechnology; разведение 1: 200), ApoE (M-20) (Santa Cruz Biotechnology; разведение 1: 200). GAPDH использовали в качестве контроля загрузки и определяли с помощью моноклональных антител (Sigma Aldrich, разведение 1: 50 000).Иммуноблоты получали с использованием набора хемилюминесцентных субстратов SuperSignal West Pico (Thermo Scientific, Rockford, IL).

Результаты

Мышей визуализировали при размере опухоли ~ 200–300 мм. 3 . Как показано на рисунках 1A, B, две группы были идентифицированы на основании отсутствия асцита или асцита с низким объемом (рисунок 1A) и с высоким объемом (рисунок 1B). Асцитическая жидкость, обнаруженная на анатомических изображениях МРТ, характеризовалась наличием расширенного живота и сигналом низкой интенсивности, присутствующим внутри брюшной полости.Наличие или отсутствие асцита подтверждено ex vivo . Метастазы чаще встречались у мышей с асцитом, особенно в органы брюшной полости, включая диафрагму (67 против ,0%), печень (100 против ,20%) и кишечник (17 против ,0%). ), как показано на рисунках 1C – H. Метастазы в легкие наблюдались у 67% мышей с высоким асцитом по сравнению с 60% у мышей без асцита.

Рисунок 1 . Типичные анатомические Т 1 взвешенных изображений мыши без асцита (A) и мыши с высоким асцитом (B) .Репрезентативные гистологические изображения печени мыши без асцита (C) , печени мыши с высоким асцитом (D) , легких мыши без асцита (E) , легких мыши с высоким асцитом (F) , кишечник мыши с высоким асцитом (G) , диафрагма мыши с высоким асцитом (H) .

Общий холин (tCho) был обнаружен с помощью 1 H MRSI во всех визуализированных ортотопических опухолях (Фигуры 2A, B). Сигнал tCho представляет собой сумму свободного холина, фосфохолина (PC) и глицерофосфохолина (GPC), который проявляется в виде одного пика в спектрах 1 H MR, полученных in vivo .Как показано на репрезентативных изображениях, сигнал в опухолях был неоднородным, что подтверждает важность получения MRSI 1 H, а не одиночного воксельного MRS, когда это возможно. Мы количественно оценили сигнал tCho и наблюдали значительно более высокую концентрацию tCho у мышей с большим объемом асцита (рис. 2C). Не было различий в объемах опухолей между двумя группами (рис. 2D), что позволяет предположить, что в этой модели нарастание асцита не зависело от размера опухоли. Корреляции между количеством образовавшегося асцита и продолжительностью прогрессирования опухоли не было.

Рисунок 2 . Типичные карты плотности tCho у мыши без асцита (A) и у мыши с высоким асцитом (B) . Концентрация tCho в опухоли у мышей с асцитом от нулевого до низкого и у мышей с асцитом большого объема (C) ( n = 5 и n = 7, соответственно; * p <0,05). Объем опухоли у мышей с асцитом от нулевого до низкого объема и у мышей с асцитом большого объема (D) ( n = 5).

Мы измерили объем сосудов (VV) и произведение площади поверхности проницаемости (PSP) в опухолях ID8-Defb29 Vegf с помощью МРТ макромолекулярного контрастного вещества альбумин-гадолиний-DTPA. Репрезентативные карты показаны на рисунке 3A для мыши без асцита (верхний ряд) и для мыши с повышенным количеством асцита (нижний ряд). Количественная оценка этих карт выявила значительно более низкий VV и более низкий уровень PSP в опухолях мышей с асцитом большого объема по сравнению с асцитом малого объема (Фигуры 3B, C).

Рисунок 3. (A) Типичные анатомические изображения, карты сосудистого объема и карты произведения площади поверхности проницаемости у мыши без асцита (верхний ряд) и у мыши с асцитом большого объема (нижний ряд). Опухоли выделены белым цветом. Объем сосуда (B) и произведение площади поверхности проницаемости (C) Значения для наивысших 10, 25, 100% ненулевых значений и для общего количества вокселей показаны здесь ( n = 5; * p <0.05, ** p <0,01, *** p <0,005).

Для дальнейшего изучения метаболических различий между обоими типами опухолей мы извлекли опухоли и выполнили MRS с высоким разрешением 1 H. Анализ липидной фазы, полученной после двухфазной экстракции, выявил более высокие концентрации холестерина, фосфатидилхолина (PtdCho), фосфатидилэтаноламина (PtdE) и более низкое соотношение CH 2 / Ch4 в опухолях от мышей с асцитом большого объема (рис. 4). На рис. 4А показаны характерные спектры МР липидной фазы 1 H.Количественная оценка данных показана на рисунке 4B ( n = 6, p <0,05). Не наблюдалось значительных различий в экстрактах опухолей в водной фазе (данные не показаны).

Рисунок 4. (A) Типичный липид опухоли 1 H MR-спектры от мыши без асцита и мыши с асцитом большого объема показаны здесь. (B) Концентрация липидов в экстрактах опухолей от мышей с нулевым или низким объемом асцита и мышей с большим объемом асцита в условных единицах ( n = 6; * p <0.05).

Чтобы лучше понять различия, наблюдаемые в липидных структурах опухолей, мы исследовали уровни экспрессии некоторых белков, участвующих в метаболизме липидов и холестерина (рис. 5). Хотя не наблюдалось значительных различий в экспрессии цитозольной фосфолипазы A2 (cPLA2) и ApoE, мы наблюдали более низкую экспрессию синтазы жирных кислот (FAS) в опухолях из группы с большим объемом асцита.

Рисунок 5 . Репрезентативные иммуноблоты, показывающие уровни экспрессии cPLA2, ApoE и FAS у мышей с низким асцитом ( n = 5) и мышей с высоким асцитом ( n = 5).GAPDH использовали в качестве контроля загрузки.

Мы также выполнили qRT-PCR для анализа уровней экспрессии мРНК Chk и VEGF опухоли и не обнаружили существенных различий между группами без асцита или с низким объемом и с большим объемом асцита (данные не показаны). Различия в объеме асцита, а также в VV и PSP, измеренном in vivo между группами, по-видимому, не связаны напрямую с экспрессией VEGF в опухолях.

Обсуждение

Несмотря на схожий генетический фон, у мышей C57BL / 6J с имплантированными опухолями ID8-Defb29 Vegf не развился асцит аналогичного объема.В то время как у одних развился асцит большого объема, у других асцит был незначительным или отсутствовал. У мышей с асцитом большого объема появилось больше метастазов, особенно в диафрагму, кишечник и печень, что подтверждает роль асцитической жидкости в диссеминации и метастазировании клеток рака яичников. При раке яичников метастазы могут возникать разными путями. Злокачественные клетки могут проникать непосредственно в брюшную полость из первичной опухоли, распространяться внутри полости и переноситься перитонеальной жидкостью в брюшину, диафрагму и сальник.Клетки могут также распространять через лимфатической системы, что приводит к высокому уровню поражения тазовых и парааортальных лимфатических узлов. Гематогенное распространение менее распространено, но также может возникать при раке яичников. В ретроспективном клиническом исследовании 372 пациентки с раком яичников были разделены на 2 группы в зависимости от наличия или отсутствия асцита (20). Не было обнаружено различий в размере опухоли и стадии заболевания, как и в нашем исследовании. Однако наблюдалась корреляция между наличием асцита и внутрибрюшинным и забрюшинным распространением опухоли (20).Более того, наличие и объем асцита были существенно связаны с выживаемостью пациента (20).

Мы наблюдали значительно более низкие VV ​​и PSP в опухолях мышей с асцитом большого объема. Трансэндотелиальная утечка белков и макромолекул из микрососудов в брюшную полость связана с образованием асцита, пассивно втягивая воду в брюшину из-за осмотического эффекта (21). VEGF и связанная с этим повышенная проницаемость сосудов вовлечены в формирование асцита (5, 21, 22).Терапия анти-VEGF на модели рака яичников у крыс привела к уменьшению образования асцита и снижению проницаемости сосудов по данным МРТ (21). Под влиянием увеличения VEGF микрососуды опухоли становятся сверхпроницаемыми. Взаимосвязь между объемами асцита и проницаемостью сосудов напрямую не оценивалась. Значительное снижение VV ​​и PSP, наблюдаемое в группе с большим объемом асцита, может быть связано с давлением, создаваемым большим объемом асцита в брюшной полости, вызывающим коллапс сосудов, который блокирует доставку альбумина-Gd-DTPA и ограничивает его экстравазацию.В нашем исследовании все опухоли сверхэкспрессировали VEGF. В результате мы не наблюдали никаких различий в уровнях экспрессии VEGF. Однако не у всех мышей сформировался одинаковый объем асцита, что связано с дополнительными факторами, регулирующими объемы асцита. Наши результаты предполагают, что асцит большого объема может привести к опухолям с плохой сосудистой доставкой, что может иметь серьезные последствия для проведения лечения и терапевтической эффективности у пациентов с раком яичников.

Несколько исследований также продемонстрировали роль лимфатической обструкции при асците, связанном с опухолью (23).Клетки, белки и макромолекулы предпочтительно располагаются внутри внутрисосудистого пространства. Однако они также могут просачиваться и накапливаться в брюшной полости и возвращаться в системный кровоток через перитонеальную лимфатическую систему. Возможно, лимфодренаж был более эффективным у мышей без асцита или с небольшим объемом асцита.

Также наблюдались различия в метаболизме опухолей между двумя группами с более высокими концентрациями холестерина, PtCho и PtE в опухолях мышей, характеризующихся асцитом большого объема.Липиды играют решающую роль в регуляции роста, деления и апоптоза клеток, выступая в качестве источника хранения химической энергии, структурных компонентов клеточной мембраны и молекул передачи сигнала. Липиды могут быть расщеплены на биореактивные липидные медиаторы, которые регулируют множество канцерогенных процессов, включая рост клеток, миграцию клеток и образование метастазов (24). Было показано, что асцит рака яичников человека и кровь содержат высокий уровень биологически активных липидных факторов (25). Биоактивные липидные факторы, такие как лизофосфатидная кислота (LPA), могут продуцироваться мезотелиальными клетками брюшины и клетками рака яичников.LPA увеличивает миграцию раковых клеток, инвазию клеток через монослои мезотелиальных клеток брюшины и адгезию клеток к волокнам коллагена 1, которые необходимы для образования метастазов. Клетки рака яичников характеризуются гиперактивным липогенезом с повышенной скоростью синтеза липидов de novo (26). ФАС - ключевой фермент в этих процессах (26, 27). Повышенный FAS ранее наблюдался при раке яичников (26, 27). Хотя мы действительно измерили FAS в обеих группах мышей, наши данные показали более низкую экспрессию FAS у мышей с большим объемом асцита.

Фосфолипаза A 2 (PLA 2 ) играет решающую роль в прогрессировании опухоли яичников и формировании асцита (28). Этот фермент расщепляет PtCho, основной липид мембраны, с образованием лизо-фосфатидилхолина (лизо-PtdCho). Активность cPLA 2 выше в тканях эпителиального рака яичников по сравнению с доброкачественными или нормальными тканями (28), и более высокие уровни лизо-PtdCho и арахидоновой кислоты измеряются при эпителиальном асците рака яичников по сравнению с доброкачественным циррозом печени (28, 29). .Здесь мы не наблюдали каких-либо различий в уровнях экспрессии cPLA2 между обеими группами, несмотря на более высокий уровень PtdCho в опухолях мышей с большим объемом асцита. Хотя не было разницы в уровнях cPLA2 в опухоли, полученной как при высоком, так и при низком объеме асцита, возможно, что другие подтипы PLA2, такие как кальций-независимый iPLA2 или sPLA2, могут по-разному экспрессироваться в этих типах опухолей (28).

Более высокие уровни холестерина были измерены в опухолях с асцитом большого объема.Высокий уровень холестерина был ранее обнаружен в агрессивных эпителиальных клетках яичников мышей (30). Повышенную концентрацию холестерина в опухолях яичников можно объяснить повышенным поглощением липопротеидов низкой плотности (ЛПНП), которые содержат большую часть холестерина в плазме (31). Для пролиферации раковых клеток требуется повышенный энергетический метаболизм и биосинтез мембран, которые могут объяснить поглощение липопротеинов, наблюдаемое при злокачественном раке яичников, наряду с повышением регуляции рецептора ЛПНП (31).Было показано, что раковые клетки яичников, подвергшиеся воздействию микроокружения яичников, обладают повышенной экспрессией множества ферментов, участвующих в мевалонатном пути, первых метаболических этапах синтеза холестерина (32). Кроме того, симвастатин, ингибитор HMG-CoA редуктазы, ключевого фермента, участвующего в биосинтезе холестерина, может подавлять рост поражений яичников ID8 (32). Аполипопротеины - это многофункциональные белки, транспортирующие холестерин, триглицериды и фосфолипиды в циркулирующих жидкостях.Их метаболизм и биосинтез нарушаются при злокачественных опухолях яичников. АпоЕ, важный компонент липопротеинов плазмы, сверхэкспрессируется при раке яичников (33). Он отвечает за метаболизм и транспорт холестерина и играет решающую роль в пролиферации и выживании ApoE-экспрессирующих клеток рака яичников (34). Однако наблюдаемые нами различия в уровнях холестерина не были связаны с различиями в экспрессии ApoE.

Заключение

Таким образом, несмотря на схожий генетический фон и уровни экспрессии VEGF, опухоли ID8-Defb29 Vegf, имплантированные ортотопически, индуцировали очень разные объемы асцита, что подчеркивает важность факторов микроокружения опухоли в накоплении асцита.Наши данные предполагают, что большие объемы асцита могут перекрывать сосуды, что влияет на доставку терапевтических агентов. Эти исследования позволяют по-новому взглянуть на сосудистые и метаболические различия при отсутствии асцита или асците с низким объемом и асците с большим объемом, которые заслуживают дальнейшего расширения.

Авторские взносы

M-FP и ZB внесли свой вклад в концепцию и дизайн исследования. M-FP, BK, YM, FW получили данные. M-FP провела анализ данных и написала первый вариант рукописи.BK, YM, FW, TW, C-FH и ZB критически отредактировали рукопись. Все авторы внесли свой вклад в доработку рукописи, прочитали и одобрили представленную версию.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа была поддержана фондом Tina's Wish Foundation и NIH R35CA209960, R01CA193365 и P30CA06973.

Сокращения

Chk, холинкиназа; Чо, свободный холин; CSI, визуализация химического сдвига; FAS, синтаза жирных кислот; ГПХ, глицерофосфохолин; МРТ, магнитно-резонансная томография; МРС, магнитно-резонансная спектроскопия; MRSI, магнитно-резонансная спектроскопическая визуализация; ПК, фосфохолин; PtdCho, фосфатидилхолин; PtdE, фосфатидилэтаноламин; tCho, общий холин; VEGF, фактор роста эндотелия сосудов.

Список литературы

1. Стэнвелл П., Рассел П., Картер Дж., Патер С., Хайнтце С., Маунтфорд К.Оценка опухолей яичников методом протонной магнитно-резонансной спектроскопии при трех Тесла. Инвест Радиол. (2008) 43: 745–51. DOI: 10.1097 / RLI.0b013e31817e9104

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

2. Ахмед Н., Стенверс К.Л. Знакомство с асцитом при раке яичников: возможности для трансляционных исследований на основе целевой терапии. Передняя Онкол. (2013) 3: 256. DOI: 10.3389 / fonc.2013.00256

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4.Smolle E, Taucher V, Haybaeck J. Злокачественный асцит при раке яичников и роль целенаправленной терапии. Anticancer Res. (2014) 34: 1553–61.

PubMed Аннотация | Google Scholar

5. Масуми Могхаддам С., Амини А., Моррис Д.Л., Пургхолами М.Х. Значение фактора роста эндотелия сосудов в росте и перитонеальной диссеминации рака яичников. Метастаз рака Ред. (2012) 31: 143–62. DOI: 10.1007 / s10555-011-9337-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

6.Роби К.Ф., Тейлор С.К., Свитвуд Дж. П., Ченг Й., Пейс Дж. Л., Тауфик О. и др. Разработка сингенной модели мышей для событий, связанных с раком яичников. Канцерогенез (2000) 21: 585–91. DOI: 10.1093 / carcin / 21.4.585

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Чжан Л., Ян Н., Гарсия Дж. Р., Мохамед А., Бененсия Ф., Рубин С. К. и др. Создание сингенной модели мышей для изучения эффектов фактора роста эндотелия сосудов при карциноме яичников. Am J Pathol. (2002) 161: 2295–309. DOI: 10.1016 / S0002-9440 (10) 64505-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Джанат-Амсбери М.М., Йокман Д.В., Андерсон М.Л., Кибак Д.Г., Ким С.В. Сравнение ID8 MOSE и VEGF-модифицированных клеточных линий ID8 в иммунокомпетентной животной модели рака яичников человека. Anticancer Res. (2006) 26: 2785–9.

PubMed Аннотация | Google Scholar

9. Конехо-Гарсия Дж. Р., Бененсия Ф., Курреж М. С., Канг Э., Мохамед-Хэдли А., Баканович Р. Дж. И др.Проникшие в опухоль предшественники дендритных клеток, рекрутируемые бета-дефенсином, вносят вклад в васкулогенез под влиянием Vegf-A. Nat Med. (2004) 10: 950–8. DOI: 10,1038 / нм1097

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Пенет М.Ф., Кришнамачари Б., Уайлдс Ф., Мирончик Ю., Меззанзаника Д., Подо Ф. и др. Влияние пантетина на прогрессирование опухоли яичников и метаболизм холина. Передняя Онкол. (2016) 6: 244. DOI: 10.3389 / fonc.2016.00244

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Бхарти С.К., Уайлдс Ф., Хунг С.Ф., Ву ТК, Бхуджвалла З.М., Пенет М.Ф. Метаболомическая характеристика асцитической жидкости экспериментального рака яичников. Метаболомика (2017) 13: 113. DOI: 10.1007 / s11306-017-1254-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Патхак А.П., Артемов Д., Уорд Б.Д., Джексон Д.Г., Ниман М., Бхуджвалла З.М. Характеристика внесосудистого переноса жидкости макромолекул в интерстиции опухоли с помощью магнитно-резонансной томографии. Cancer Res. (2005) 65: 1425–32. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-04-3682

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Патхак А.П., Артемов Д., Нееман М., Бхуджвала З.М. Метастазирование в лимфатические узлы в ксенотрансплантатах рака молочной железы связано с увеличенными областями внесосудистого дренажа, площадью лимфатических сосудов и инвазивным фенотипом. Cancer Res. (2006) 66: 5151–8. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-05-1788

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14.Оган МД. Альбумин, меченный Gd-DTPA: усиливающий внутрисосудистый контраст агент для магнитно-резонансной томографии пула крови: подготовка и характеристика. Инвест Радиол. (1988) 23: 961. DOI: 10.1097 / 00004424-198812000-00022

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Пенет М.Ф., Патак А.П., Раман В., Баллестерос П., Артемов Д., Бхуджвалла З.М. Неинвазивная многопараметрическая визуализация метастаз-допустимых микросред в ксенотрансплантате рака простаты человека. Cancer Res. (2009) 69: 8822–9. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-09-1782

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Tkac I., Starcuk Z, Choi I.Y, Gruetter R. In vivo 1H ЯМР-спектроскопия головного мозга крысы при времени эхо-сигнала 1 мс. Magn Reson Med. (1999) 41: 649–56. DOI: 10.1002 / (SICI) 1522-2594 (199904) 41: 4 <649 :: AID-MRM2> 3.0.CO; 2-G

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Болан П.Дж., Мейсами С., Бейкер Э.Х., Лин Дж., Эмори Т., Нельсон М. и др. In vivo количественное определение соединений холина в груди с помощью 1H MR спектроскопии. Magn Reson Med. (2003) 50: 1134–43. DOI: 10.1002 / mrm.10654

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Глунде К., Раман В., Мори Н., Бхуджвалла З.М. Опосредованное РНК-интерференцией подавление холинкиназы в клетках рака молочной железы вызывает дифференцировку и снижает пролиферацию. Cancer Res. (2005) 65: 11034–43. DOI: 10.1158 / 0008-5472.CAN-05-1807

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20.Ayhan A, Gultekin M, Taskiran C, Dursun P, Firat P, Bozdag G, et al. Асцит и эпителиальный рак яичников: переоценка различных аспектов. Int J Gynecol Cancer (2007) 17: 68–75. DOI: 10.1111 / j.1525-1438.2006.00777.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Госсманн А., Хельбих Т.Х., Мезиано С., Шамес Д.М., Вендланд М.Ф., Робертс Т.П. и др. Магнитно-резонансная томография в экспериментальной модели рака яичников человека, демонстрирующая изменение проницаемости микрососудов после ингибирования фактора роста эндотелия сосудов. Am J Obstet Gynecol. (2000) 183: 956–63. DOI: 10.1067 / моб.2000.107092

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Сенгер Д. Р., Ван де Ватер Л., Браун Л. Ф., Надь Дж. А., Йео К. Т., Йео Т. К. и др. Фактор сосудистой проницаемости (VPF, VEGF) в биологии опухолей. Метастаз рака Ред. (1993) 12: 303–24. DOI: 10.1007 / BF00665960

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Сангисетти С.Л., Шахтер Т.Дж. Злокачественный асцит: обзор факторов прогноза, патофизиологии и терапевтических мер. World J Gastrointest Surg. (2012) 4: 87–95. DOI: 10.4240 / wjgs.v4.i4.87

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Xu Y, Shen Z, Wiper DW, Wu M, Morton RE, Elson P и др. Лизофосфатидная кислота как потенциальный биомаркер рака яичников и других гинекологических заболеваний. JAMA (1998) 280: 719–23. DOI: 10.1001 / jama.280.8.719

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. Мукерджи А., Ву Дж., Барбур С., Фанг X.Лизофосфатидная кислота активирует липогенные пути и синтез липидов de novo в раковых клетках яичников. J Biol Chem. (2012) 287: 24990–5000. DOI: 10.1074 / jbc.M112.340083

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Пизер Е.С., Вуд ФД, Гейне Х.С., Романцев Ф.Е., Пастернак Г.Р., Кухайда ФП. Ингибирование синтеза жирных кислот задерживает прогрессирование заболевания в модели рака яичников с ксенотрансплантатом. Cancer Res. (1996) 56: 1189–93.

PubMed Аннотация | Google Scholar

28. Cai Q, Zhao Z, Antalis C., Yan L, Del Priore G, Hamed AH, et al. Повышенная и секретируемая активности фосфолипазы А как новые потенциальные терапевтические мишени при эпителиальном раке яичников человека. FASEB J. (2012) 26: 3306–20. DOI: 10.1096 / fj.12-207597

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Сяо Ю.Дж., Шварц Б., Вашингтон М., Кеннеди А., Вебстер К., Белинсон Дж. И др. Электрораспылительный ионизационный масс-спектрометрический анализ лизофосфолипидов в асцитических жидкостях человека: сравнение содержания лизофосфолипидов в злокачественных и злокачественных опухолях.незлокачественные асцитические жидкости. Anal Biochem. (2001) 290: 302–13. DOI: 10.1006 / abio.2001.5000

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Андерсон А.С., Робертс П.С., Фрисард М.И., Макмиллан Р.П., Браун Т.Дж., Лоулесс М.Х. и др. Метаболические изменения во время прогрессирования рака яичников как мишени для лечения сфингозином. Exp Cell Res. (2013) 319: 1431–42. DOI: 10.1016 / j.yexcr.2013.02.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31.Адес А., Карвалью Дж. П., Грациани С. Р., Амансио Р. Ф., Соуэн Дж. С., Пинотти Дж. А. и др. Поглощение эмульсии, богатой холестерином, опухолевыми тканями яичников. Gynecol Oncol. (2001) 82: 84–7. DOI: 10.1006 / gyno.2001.6203

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Гринуэй Дж. Б., Виртанен С., Ош К., Ревей Т., Харди Д., Шеперд Т. и др. Рост опухоли яичников характеризуется сигнатурой гена мевалонатного пути в ортотопической сингенной модели эпителиального рака яичников. Oncotarget (2016) 7: 47343–65. DOI: 10.18632 / oncotarget.10121

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Hough CD, Sherman-Baust CA, Pizer ES, Montz FJ, Im DD, Rosenshein NB, et al. Крупномасштабный серийный анализ экспрессии генов показывает, что гены дифференциально экспрессируются при раке яичников. Cancer Res. (2000) 60: 6281–7.

PubMed Аннотация | Google Scholar

34. Chen YC, Pohl G, Wang TL, Morin PJ, Risberg B, Kristensen GB, et al.Аполипопротеин E необходим для пролиферации и выживания клеток при раке яичников. Cancer Res. (2005) 65: 331–7.

PubMed Аннотация | Google Scholar

.

Смотрите также